Часть I

Как быть? Раздумья…

Всем хорошо известна одна удивительная черта, почти всегда сопровождающая развитие алкогольной зависимости: упорное отрицание своей беды. Отмечается она как при вопиющих проявлениях алкоголизма, так и в случаях, когда выраженных признаков зависимости ещё нет, но уже появились первые неприятности, связанные с употреблением алкоголя. Несмотря на своё повсеместное распространение и широкую известность, невзирая на явный иррациональный характер этого явления, хорошо известного как в народе, так и среди наркологов, именующих его анозогнозией, пока ещё не приходилось где-либо встречать его внятного объяснения. Так в чём же заключаются причины этого столь распространённого психологического феномена? Почему человек, совершенно нормальный во всех остальных отношениях, умеющий трезво оценить свои силы, распознать угрозу, предвидеть возникновение каких-либо трудностей, вдруг начисто лишается этих совершенно естественных и жизненно необходимых качеств, едва столкнувшись с алкоголем?

Чтобы разобраться в этом вопросе, посмотрим на положение алкоголя в иерархии ценностей нашего общества. С пелёнок мы усвоили, что употребление алкоголя является преимуществом взрослой полноценной жизни. Помните: детям спиртное нельзя, ты ещё мал, вот подрастёшь, станешь взрослым, — и тогда… тогда ты будешь иметь право культурно употреблять алкоголь. При этом очень мало кому из нас говорили о самой простой человеческой норме – трезвости, и от этого умолчания право на употребление алкоголя потихоньку превратилось в… обязанность! А как же иначе? Если тебе ничего не говорят о жизни без спиртного вообще, и вместо предложения трезвости ставят тебя перед выбором: или будешь пить культурно, или станешь алкоголиком, то отсюда сама собой вытекает твоя обязанность употреблять алкоголь! Естественная добродетель трезвости оказалась вытесненной алкогольной идеей*, не оставившей нам никакого иного выбора. Алкоголь стал мерилом достоинства, право на его употребление – доказательством свободы, а само употребление – признаком самостоятельности. Алкогольная идея незаметно вменила нам в обязанность нечто совершенно чудовищное, чему и слова-то нужного подобрать трудно. На наших с вами плечах оказалась обязанность потребления спирта, отказаться от несения которой можно лишь по состоянию здоровья, в рассматриваемом нами случае – из-за болезни алкоголизма, ведь алкоголику спиртного нельзя ни грамма. Такой отказ равносилен лишению основного права любого полноценного члена общества, ведь за него приходиться расплачиваться низведением своего достоинства до уровня ребёнка, потому что все мы с детства затвердили: признак взрослости – это употребление спиртного. Какой же взрослый пожелает отказаться от своих прав и свобод!? Более того: ребёнок надеется вырасти и обрести «право», на деле оборачивающееся обязанностью потребления алкоголя, здесь же ни малейшей надежды уже не остаётся, ведь ты уже взрослый, с обязанностью ты не справился, и все прекрасно знают, что алкоголизм неизлечим. А раз так, то у тебя отнимают бутылку и дают вместо неё соску… Устроит тебя такой расклад, дорогой читатель? Шутка? Но в каждой шутке есть лишь доля шутки… Аллен Карр в своей книге «Лёгкий способ бросить курить» ссылался именно на этот образ взрослого с соской, высмеивая тем самым идею потребления табака. Здесь же дело обстоит намного глубже и серьёзней, поскольку в навязанной нашему обществу иерархии ценностей алкоголь вознесен гораздо выше табака. Представьте себе застолье, где кому-то совершенно серьёзно и безо всяких шуток вместо стопки поднесли соску. Более жуткое унижение невозможно придумать! Однако именно такая «соска» и грозит любому, кто посмеет усомниться в алкогольной идее, сбросить с себя спиртную повинность. Здесь очень важно понять, что «соска» угрожает не только начавшим путаться в тенетах зависимости, но и всем нам без исключения, в том числе и тем, кто не имеет ни малейших признаков алкоголизма, но как и все, несёт возложенную алкогольной идеей обязанность потребления спиртного.

Желаете убедиться в наличии у вас спиртной повинности? Представьте себе, какой ответ вы дадите на вопрос о вашем отношении к алкоголю при устройстве на хорошую, высокооплачиваемую работу. Правильно, «немного, изредка, только по праздникам», то есть когда встаёт вопрос об источнике средств вашего существования, то наряду с прочими важными сторонами внимание обращается к ещё одной важной «ценности» — алкоголю. Написать же: «спиртному нет места в моей жизни» довольно-таки рискованно, ведь вы тем самым снимаете с себя всеобщую алкогольную повинность, что сразу вызывает в отношении вас тьму подозрений.

Вот эта самая обязанность потребления алкоголя и приводит к сильнейшему сопротивлению против отказа от него: раз употребление спиртного считается допустимым и возможным, раз у нас пили всегда во все времена, то чем я хуже? Стало быть, и я ничем не хуже других, и мне можно! Постой, постой…. а ты что, хочешь сказать, будто мои беды вызваны спиртным? То есть, выходит, что я не умею пить, поэтому мне нельзя… другим можно, а мне – нет? Значит я какой-то дефектный, так получается? Неполноценный, что ли? Слабее, хуже других? Ведь и сейчас все кругом пьют… а я что, не могу пить как все? Не могу себя контролировать? Ты к чему гнёшь – что мне лечиться надо!? То есть я – алкоголик, и мне нельзя ни грамма… Ни грамма! Ни грамма личного достоинства, самостоятельности, свободы, чести, наконец!!!

Вот примерно такой незаметный разговор идёт в глубинах души пьющего. Обычно подобные измышления проносятся молнией, и вонзаясь в подсознание, оставляют после себя лишь законченный результат в виде твёрдого как скала, и теперь уже отлично осознаваемого «нет!!!»

«Нет!!!» любым попыткам взять под сомнение мою способность к культурному, умеренному потреблению спиртного, «нет!!!» малейшему подозрению моей неспособности пить как все….. Об это самое «нет!!!», несокрушимым утёсом выступающим из глубин подсознания, вдребезги разбиваются любые попытки рассмотрения происходящего. Да какое там рассмотрение – тема возникших из-за спиртного бед оказывается настолько табуированной, что даже малейшие попытки размышлений наталкиваются на это самое «нет!!!»

Что же говорить тогда об окружающих и близких, пробующих заикнуться о беде страждущего, если он даже сам себе наотрез запрещает признавать оную? Все указания на происходящее с ним или попытки предложения помощи расцениваются им как покушение на его личную свободу и независимость, на его честь и достоинство, тем более что исходят они как правило со стороны носителей этой самой идеи культурного употребления. Выходит, что предлагающий помощь ставит себя выше, унижая зависимого. Кто ж на такое согласится, да ещё сегодня, в нынешний век с его целенаправленным воспитанием тщеславия, с гордыней, преподносимой в качестве высшей нравственной ценности? Конечно же, это сильно бьёт по самолюбию даже людей негордых и нетщеславных, отчего любой человек всеми силами стремится уверить себя и других, что он ничем не хуже и «пьёт как все».

В результате такой виртуозной вражеской обработки сознание пьющего становится неспособным к критическому осмыслению происходящего точно так же, как это было с индивидуальным и массовым сознанием в советские годы, когда сама мысль о несовершенстве марксистско-ленинской теории или несправедливости существующего советского строя была невозможной. Точно так же и сейчас почти невозможно помыслить о том, что деньги – это далеко не главная ценность в жизни, что миграция и расовое смешение являются величайшим злом, что человечество идёт путём не прогресса, а регресса, не к светлому будущему, а к бесславному и позорному концу. А попробуйте вы сейчас сказать слово правды на Украине! За отрицание насаждаемой там идеи нацизма вы можете поплатиться жизнью в прямом смысле этого слова… Если не принять неотложных защитных мер, то скоро и половые извращения, о мерзости которых язык даже не поворачивается говорить, станут предметом такого почитания, что вы не посмеете и помыслить что-либо против них.

Таково свойство идей порабощать сознание, причём идей, как мы теперь видим, любых, а не одной лишь алкогольной.

Сейчас, прочтя эти строки, кто-то почувствовал в своих душах смущение и замешательство, кто-то – возмущение и негодование, а кое-кто – и прилив ярости. Всё это вызвано несовместимостью приведённых высказываний с понятиями, укоренившимися в вашем сознании. А теперь представьте себе, что происходит в душе вовлекаемого в зависимость, когда ему заявляют нечто, коренным образом противоречащее его самооценке, его взглядам и понятиям. Ведь алкогольная идея ничем не слабее других внедряемых в общество идеологических установок. Более того: если означенные выше мысли об общественно-политической стороне бытия не всегда имеют прямую привязку к конкретной личности, то алкогольная идея связана с личностью её носителя самым непосредственным образом, почему и требует к себе такого же осторожного отношения, как, допустим, больной зуб.

Довершает дело чёткое понимание наличия алкогольной идеи (подчеркнём: не проблемы, а идеи) у предлагающего «полечиться». Да кто он таков?! Сам ведь не прочь поднять бокал! Сам считает: «по чуть-чуть иногда можно»! Выходит, что предлагающий «полечиться», разделяя вместе с зависимым алкогольную идею, отказывает последнему в праве на её воплощение… во истину, какой-то театр абсурда: это равносильно призыву ударно трудится на строительстве социализма с одновременным ограничением прав пользования результатами своего труда. Впрочем, теперь понятно, почему так легко развалился СССР…. Поэтому же столь легко разваливаются и попытки склонить пьющего к лечению.

Вот так идея потребления алкоголя умеет встать над действительностью, вот так она умеет заставить одного человека не видеть вопиющего, а другого уверить в его «законном» праве исповедовать лицемерную мораль, что вызывает хотя и неосознанное, но вполне обоснованное для такого случая возмущение. Вот так невидимый враг, оставаясь незамеченным, путём искусных манипуляций с естественными душевными силами умеет выгородить себя и свой интерес, заставляя носителя всеми силами защищать губящую его же идею, сопротивляться любым попыткам оказания помощи.

Подобия процессов, происходящих в глубинах индивидуального сознания, обнаруживаются не только при сравнении с процессами идеологической обработки сознания массового. Ещё более показательными могут быть примеры из жизни насекомых:

Новорождённая личинка осы заставляет гусеницу, из тела которой она только что «вылупилась», охранять себя

О странном поведении животных, атакованных паразитами или просто обманутых, известно много необычных фактов. В очень многих случаях биологи до сих пор не смогли выяснить, каким образом паразит влияет на своего хозяина. Самка осы отыскивает гусеницу пяденицы Thyrinteina leucocerae и откладывает непосредственно в тело ничего не подозревающей жертвы около 80 яиц. Личинки насекомого развиваются внутри хозяина, питаясь жидкостью, циркулирующей в его теле. Затем они прогрызают себе выход наружу, закрепляются на близлежащей ветке или листе и создают вокруг себя кокон. И тут начинается самое интересное.

Всё ещё живая гусеница ведёт себя так, будто личинки до сих пор контролируют её поведение. Вместо того чтобы продолжить своё мирное существование (пойти поесть, например), пяденица остаётся на месте и выгибается дугой над коконом, охраняя его от посягательств со стороны. Фактически гусеница-зомби остаётся живой в течение всей стадии окукливания ос. Почти одновременно с «вылуплением» взрослых насекомых особь Thyrinteina leucocerae погибает.

Чтобы подтвердить гипотезу о манипулировании гусениц осами, энтомологи провели в лабораторных условиях следующий эксперимент. Учёные позволили осам заразить гусениц личинками. Затем, когда «новорождённые» вышли из тел пядениц и сформировали коконы, они отделили часть гусениц и заменили их здоровыми. А чтобы те не «сбежали», их закрепили на стебле гусеничным клеем. Затем «на сцене» появлялся клоп щитник, который в дикой природе охотится на коконы ос. Оказалось, что 17 из 19 заражённых пядениц при появлении клопа начинали трясти головой во все стороны и, в конце концов, стряхивали хищника с ветки или обращали его в бегство. В то же время незаражённые особи не замечали щитника, даже если он забирался на них самих.

Говорят, ещё Дарвин считал, что существование таких паразитов, как Glyptapanteles, противоречит одному из центральных постулатов естественной теологии, рассматривающей изучение природы как путь к демонстрации благонамеренности Бога. Он не мог убедить себя в том, что Бог мог создать насекомых, которые питаются телами живых гусениц.

Пяденица ведёт себя как мать или наёмный охранник, трудно поверить, что, выполнив «свою» миссию, она погибает (кадры UvA и Universidade Federal de Viçosa). http://www.membrana.ru/articles/global/2008/06/05/211200.html

Видимо, столь ужасные примеры из жизни мелких бессловесных тварей даны нам для понимания процессов, происходящих в иных сферах бытия. В данном случае, поведение гусеницы сильно напоминает поведение алкозависимого, вынужденного не только жертвовать своей жизнью ради подселённого к нему нематериального паразита, но и всячески этого паразита охранять. Разубедить такого человека невозможно, даже указывая ему на вопиющие факты случившихся с ним самим несчастий. Налицо само по себе удивительное явление овладения и порабощения личности пороком. С духовной точки зрения оно досконально рассмотрено в православном святоотеческом учении. Святые объясняют такое искажение сознания разрушительным воздействием греха на личность, подчинением и овладением духовным паразитом воли жертвы. После этого личность жертвы сама становится орудием, пребывая при этом в иллюзии сохранения полной своей свободы, в том числе свободы желаний, то есть воли. Помните: «да какой я зависимый? Хочу – пью, не хочу – не пью». Между тем, такое восклицание служит как нельзя более ярким признаком зависимости, потому что свободный человек не испытывает желания принять дозу этанола, свободному чуждо хотение спиртного.

Что же говорить о тех, кто пока не нажил себе видимых внешних бед? Они ещё более твёрдо защищают гнездящуюся в их сознании алкогольную идею. Попробуйте предложить вашим знакомым (не алкоголикам) провести пикник с шашлыками, но без спиртного. Вас, мягко говоря, не поймут. Будете объяснять вред малых доз, попытаетесь рассказать о том, что грандиозный пожар начинается с маленькой искры, — на вас обидятся: за кого ты нас принимаешь, мы что – алкаши? Пить не умеем? Мы что, какие-то неразумные, неполноценные, больные?

Чувствуете, откуда дует ветер? Подчеркнём ещё раз: в данном случае речь идёт о вполне благополучных соотечественниках, не имеющих ни малейших внешних признаков зависимости от алкоголя. Тем не менее, здесь звучит по сути то же самое оправдание алкогольной идеи, та же самая защита взваленной на плечи обязанности потребления спиртного, работает та же самая искажённая шкала ценностей в которой алкоголь, стоя на недосягаемой высоте, служит мерилом человеческого достоинства.

Можно провести и более понятное для наших современников подобие с компьютером, в частности, с компьютерными программами, в том числе вирусными паразитами. Попав на жёсткий диск персонального компьютера вирус или какая-либо иная программа, даже полезная, может без каких-либо последствий находиться на нём годы… Чтобы программа начала работать, необходима её инсталляция. Это своего рода вживание программной сущности в операционную систему и, собственно, «железо» персонального компьютера. После инсталляции чуждая до того программа становится составной частью программного обеспечения данного компьютера. И если ей предоставляется возможность активироваться для выполнения её задачи, то она начинает, как в своей вотчине, распоряжаться всем и вся в этом ПК. Что-то подобное происходит и с человеком, когда он позволяет духовному паразиту, имеющему свою гибельную для человека задачу, инсталлироваться в своём сознании. После вживания эта человеконенавистническая задача паразита становится неосознаваемой личной задачей жертвы, целью этой изменившейся личности. Теперь враг возбуждает в людях ложное чувство задетого самолюбия, что побуждает их яростно «защищаться», не подозревая, что защищают они не чувство собственного достоинства, а работающего против них же невидимого врага. И лишь на поздних сроках иногда приходит горькое понимание действительности. Надо отметить, что, к счастью, не всегда гипноз паразита достигает своей цели: умный здравомыслящий человек с сохранившимся рассудком всё же подозревает неладное намного раньше падения на самое дно жизни, и обеспокоенный, пытается что-то предпринимать, или хотя бы задуматься над происходящим.

Мы вообще склонны хорошо видеть соринку в чужом глазу, не замечая при этом бревна в своём, и об этой греховной черте человеческого естества нам повествует из глубин тысячелетий Святое Евангелие. Трудность увидеть свои грехи, неспособность посмотреть на себя со стороны, по достоинству оценить свои мысли, желания, свои поступки и их последствия, — эта духовная слепота играет важную роль и в развитии анозогнозии, при которой гибнущий не видит своего положения и не понимает необходимости принимать срочные меры.

Развитию анозогнозии способствуют и другие всеобщие личностные черты, не имеющие никакой связи с алкогольной идеей, но проистекающие от нашего исходного несовершенства.

Например, нам не верится в то, что мы допустили в чём-то грубую ошибку, просчитались. В подобных случаях мы склонны или вовсе отрицать, или приуменьшать случившееся по нашей вине. Эта черта очень хорошо известна работникам правоохранительных органов. При предъявлении нам обвинений со стороны гаишников, в судебных решениях, в иных случаях привлечения к ответственности, нам кажется, будто мы ничего серьёзного не совершили, к нам незаслуженно придираются и неверно оценивают наши действия. В случае с алкоголем этот механизм самооправдания срабатывает в полную силу, заставляя недооценивать происходящее: «до алкоголизма дело у меня ещё не дошло, его признаки на самом деле говорят о другом» и т.д.

Другая наша странная и весьма неприятная черта – беспечность. Русские в силу своей природы очень беспечны: по словам кого-то из классиков, «начни на одном конце деревни вешать и рубить головы, то на другом конце деревни будут продолжать веселиться: мол, до нас ещё не скоро дойдёт.» Это же свойство по-видимому проявляется и в случае с алкогольной анозогнозией: человек не прислушивается к известным ему примерам гибели других от алкоголя: меня мол, это не коснётся, а если и коснётся, то не скоро…

— Испытывал ли ты опасения за свою судьбу в те годы, когда тебя душил Зелёный Змий?

— Нет, я не беспокоился за свою судьбу.

Здесь дало себя знать ещё одно удивительное всеобщее свойство, природа которого до сих пор остаётся неясной: нам почему-то всегда кажется, будто всё плохое случается с кем-то другим, а меня лично беда всегда обойдёт стороной. Видимо поэтому в те несчастные мгновения, когда с нами случается что-то ужасное, возникает ощущение, будто это какой-то страшный сон. Мы не можем поверить в случившееся….

— Бывало ли с тобой что-нибудь подобное?

— Если честно, то – да, бывало…

В случае с алкоголем эта удивительная черта успешно используется зависимостью против нас самих: вместо того, чтобы признать у себя наличие страшного явления, большинство пускается на поиск всевозможных оправданий, и будучи не в состоянии посмотреть правде в глаза и признать очевидное, обманывает себя, тем самым создавая все условия для дальнейшего развития гиблого явления – ведь оно развивается тем быстрее, чем лучше скрыто от тебя самого и от других.

Скрытность вообще много чему способствует. Если взять совершенно иную плоскость бытия, то и там можно заметить нечто похожее: к примеру, под корой срубленного дерева заводится всевозможная гниль, плесень, грибы, вредители, поэтому при заготовке древесины положено как можно скорее содрать кору с поваленных стволов. Тогда дерево высыхает, и при благоприятных условиях может служить едва ли не вечно, потому что после удаления коры оно делается устойчивым к вредителям и паразитам. В случае с алкоголем такой «корой» служит нежелание и неспособность заняться самим собой, влекущее отрицание беды.

Итак, явление анозогнозии проистекает от алкогольной идеи и порождённой ею обязанности употребления алкоголя. Важно отметить распространённость этого явления на самые широкие слои нашего современного общества, чему способствует навязанная искажённая система ценностей и понятий об окружающем мире, о роли и месте алкоголя в нём. Пьющие культурно и умеренно защищают обязанность употребления алкоголя порой ещё более яростно, чем попавшие в зависимость от него. Упорное отрицание беды последними является результатом сложной работы механизмов самозащиты зависимости. По сути дела, анозогнозия представляет собой неверную защитную реакцию, направленную вроде бы на защиту личной свободы, на деле же выгораживающую алкогольную идею. Лишь после освобождения из алкогольного рабства становится понятно, что на самом деле алкогольная и другие наркотические идеи похищают свободу и независимость, делая это под покровом анозогнозии.

Нет ничего более ужасного и унизительного, чем вынашивание враждебных мыслей и идей, чем покорное следование чужеродной, злой воле. Самостоятельное разоблачение её на примере алкогольной идеи требует огромной силы духа, сопоставимой с силой преодоления страха смерти.

У нас с тобой, соратник, такая сила есть!

Чтобы захотеть бросить пить, нужно сначала понять гибельность алкоголизмии, обвивающей  вас своими кольцами. Понимает ли вы, что с вами делает алкоголь, в какое положение он вас поставил в настоящее время, и к чему оно приведёт в дальнейшем, если всё останется так, как есть сейчас?  Вопрос куда более сложный, чем это может показаться на первый взгляд, поэтому мы предлагаем вам немного разобраться.

Даже если вы сейчас  понимаете происходящее, то такое понимание  ещё не означает глубокого осознания, побуждающего к необходимым действиям.  Обратите внимание: понимание и осознание, — это разные вещи, очень далеко отстоящие друг от друга. Хитрость здесь в том, что умом-то вы всё прекрасно   понимаете, но ваш «ветхий человек», ваше естество, или, как говорят современные исследователи, ваша бессознательная часть хочет приятного, и здесь говорит уже не рассудок, а чувства.  Вновь просим вас заострить внимание: рассудок и чувства. Рассудок — это ваш царь в голове, это высшее свойство сознания, в то время как чувства — принадлежность бессознательной части. Мы говорим: «мне обидно«, или наоборот — «мне радостно«, и окончание о указывает здесь на источник этих чувств — естество.  Всем прекрасно известно, что естество мало подвластно рассудку, оно склонно жить и действовать по каким-то своим, глубинным и таинственным законам. К примеру, нанесли вам оскорбление — и горечь долго не покидает сердце, не смотря на все усилия избавиться от неё. Естество  огорчено,  оно не слушает рассудка, велящего ему «ну, хватит, уймись».  По этой же причине существует множество средств развлечения и увеселения: сказать самому себе: «давай повеселимся» — это ещё ничего не сказать. Нужно как-то раскачать своё естество, и вот когда ему станет весело, то радость наполнит ваше сердце. Как уже было сказано,  для такой раскачки есть множество средств, но, к сожалению, среди них затесался и алкоголь… Обратите внимание:  как правило  средства увеселения не дают никаких настоящих поводов для радости, но почти все они предлагают нечто  завлекательное нашему  естеству, тем самым приводя его в состояние увеселения. К примеру, покатались вы каком-нибудь аттракционе, потратив деньги время. Пользы вы не получили никакой, остались лишь воспоминания, но если они сами по себе приятны, то вы будете не прочь развлечься так и в другой раз. Чем эти ощущения были приятнее, тем сильнее они будут влечь к себе, и при этом на ваш рассудок влияние будут оказывать чувства, то есть то самое естество, о котором идёт речь.  По этой причине у женщин пьянственная страсть  протекает более злокачественно, так как их чувственная часть развита сильнее чем у мужчин, и если туда влезает алкоголь, то дел он творит намного больше и злее, чем с мужчиной: женский рассудок не в силах противиться обманутому алкоголем естеству. Всё сказанное можно достаточно легко увидеть на примере детей.  Ребёнка надо усаживать за уроки, отправлять в школу,  следить за ним в других отношениях по той же самой причине: детский рассудок слабее взрослого, и если взрослому непросто бывает справиться со своим естеством, то что говорить о детях?

Интересные наблюдения сделал В.Ельников во время службы в армии Донецкой народной республики. В артиллерийском дивизионе,  где начиналась служба, были хорошие бытовые условия, и у Ельникова не было никакого желания выбираться из части в город за  чем-либо. Далее служба протекала в пехотном батальоне, стоящем в Дебальцево. Условия там были гораздо хуже, и Ельникову  выходы в город стали вдруг доставлять много радости и удовольствия:  всякий раз он покупал в магазинах разные необходимые бытовые мелочи.  Когда в город удавалось вырваться со степных боевых рубежей, радость от покупок была ещё больше. Боец сам удивлялся  своим чувствам, от которых Дебальцево стало невольно восприниматься как какой-нибудь небольшой уютный городок Германии, — настолько хорошими и приятными казались обыкновенные магазины, улицы и дома этого обычного русского провинциального города. По возвращении домой после года службы Ельников вдруг обнаружил какое-то равнодушие и сухость к обычным городским благам Москвы… Такая перемена чувств объясняется довольно просто: там, где была насущная потребность в разной бытовой мелочёвке, естество Ельникова всячески тянулось к каждой возможности его приобретения, отчего и всё сопутствующее этим возможностям воспринималось в положительном ключе.  В хороших бытовых условиях нужда в батарейках для карманных фонариков, складных ножах, нитках, иголках, туалетной бумаге пропадала или становилась малозначительной. Соответственно, пропадал и  особый интерес к возможностям их приобретения.  Зимой в степях Новороссии пилы нуждались в заточке, ломались топоры, лопаты,  и их починка и приобретение было условием выживания. В книге «Рубежи Новороссии» Ельников описывает, с каким вожделением он смотрел на огни Светлодарской электростанции, перемигивающиеся в ночной дали. Но Светлодарск занят противником, поэтому среди повседневных надобностей не было ничего важнее, чем вырваться в Дебальцево, прикупить свечей, керосина, трёхгранных напильников для заточки пил. В Москве же ко всему этому чувствуется полное равнодушие: естество не видит в этом необходимости. Важно отметить, что Ельников при этом не испытывал ни малейшего побуждения к приобретению алкоголя или табака, хотя в прошлом употреблял их. Однако сознательно избавившись от  табачной и алкогольной идей, Ельников потерял к алкоголю и табаку всякий интерес: они стали ему по-просту не нужны, что и поняло его естество.

Как же  сделать так, чтобы  ваше бессознательное естество расхотело алкоголя?
Ответ насколько простой, настолько и жестокий: напугать естество главным бытийным законом, требующим от каждой живой твари добывать себе средства к существованию. Такое случается, когда алкоголизация начинает всерьёз грозить полным крахом. Например:  старушка-мать и её взрослый безудержно пьющий сын. Пока мать жива и получает пенсию, сын пьёт, потому что мать платит за квартиру, покупает продукты и т.д. Риска сделаться бродягой пока нет, поэтому мужик пьёт, его выгоняют с работы, но он всё равно пьёт, мать тянется, надрывается из последних сил, а он всё пьёт… таких примеров кругом тьма!

Но вот мать померла, и мужик остался один, без средств к существованию. Вот тут-то многие останавливаются: кто-то завязывает сам, кто-то идёт искать  помощи, чтобы бросить пить. Случается это потому, что естество увидело и испугалось сложившегося положения дел. От страха перед жестокой действительностью оно расхотело алкоголя — человек взялся за ум, хотя ранее всерьёз не задумывался над происходящим, давая волю своему обманутому естеству. Оно же увлекалось алкоголем, словно ребёнок конфетами, поэтому и отговорить взрослого мужика от спиртного не получалось так же, как не получается уговорить ребёнка не есть сладкого перед обедом.  Конечно, немало тех, кто и в этом случае  продолжает травиться спиртным, но такие довольно скоро превращаются в бродяг и погибают. У них продолжают работать другие части механизма зависимости, сюда вовлекаются порой и врождённые личностные черты, не связанные с алкоголем: безответственность, беспечность, ограниченность и т.д.

Если взглянуть на эту, хорошо знакомую всем картину, иносказательно, то мы увидим дерево-паразит, коим является питейная страсть. Паразит этот облигатный, то есть деревце может существовать, лишь вытягивая из кого-то другого жизненные соки и силы, ведь в этом мире любая тварь, согласно главного бытийного закона, должна чем-то питаться. Обычные деревья питаются углекислым газом, водой с микроэлементами и солнечным светом, дерево-паразит же  совершенно не способно жить самостоятельно, поэтому оно питается за счёт средств пьющего. Эдакая «орхидея», если угодно…

При отсутствии средств дерево переключается на его близких пьющего — возникает явление созависимости.  Если близкие исчезают, а вместе с ними исчезает и всё остальное прочее, из чего можно было бы высасывать соки, то погибает либо поганое дерево, либо его носитель — пьющий. Поэтому специалисты предписывают созависимым рвать все отношения с пьющим, пока он не согласится на лечение. Расчёт здесь очень прост: столкнуть пьющего с жестокой реальностью, требующей добывать средства к существованию,  лишив тем самым дерево-паразит его питания.  Для наглядности сказанного приведём пример обращения к пьющему, взятый нами из нашей работы:

«Причиной твоих срывов и неудач служит неполное понимание опасности алкоголя. Это неполное понимание представляет собой очень хитрое явление, при котором и тебе самому, и окружающим кажется, будто бы ты всё прекрасно знаешь и видишь, но при этом продолжаешь поступать по-прежнему. Здесь сразу напрашиваются обвинения в расхлябанности, несерьёзном отношении к себе и своим близким, и прочие укоризны. Однако на самом деле всё обстоит намного сложнее. Помнишь, у Солженицына: «не всё вступающее в уши проходит дальше в сознание»? Конечно, ничего нового Солженицын здесь не открыл, но тем не менее, он подметил одну очень важную черту нашей психики: не всякое известное нам   знание ложится в основу наших поступков. Отчасти это можно объяснить перевесом чувственных впечатлений над доводами рассудка. Чувственную часть можно уподобить цветной играющей картинке, в то время как сухое знание — чёрно-белому рисунку или звукозаписи без видеоряда. Понятно, что наше бессознательное естество увлекается тем, что оказывает на него бОльшее впечатление.
В случае с алкоголем это проявляется в повторяющихся срывах, когда вопреки внешним обстоятельствам опять и опять принимается бессознательное решение вновь немного «расслабиться».  При этом ход мысли может быть чрезвычайно лукавым, что-то вроде «да, конечно, я за трезвость, вот только напоследок ещё чуть-чуть», или: «да, спиртное губительно, вред от него страшный, я обязательно брошу пить, да какое там —  я уже бросил! Но пока время позволяет,  я напоследок немного…»
Некоторых в таких случаях останавливает достижение «дна жизни», когда даже для бессознательного наступает ясное осознание: всё! Это — край! Такое обычно случается  после тяжёлых несчастий, крутых жизненных перемен, не оставляющих места самообману и ложным надеждам.  Чувство  неотвратимой опасности, грозящей при продолжении алкоголизации оказывает, наконец, своё действие. Обрати внимание: чувство! Действует опять чувство, а не доводы рассудка! Понимание невозможности «продолжения банкета»  пронзает до глубины души, и наступает глубокое, полное осознание необходимости трезвости.

Другой существенной причиной рассматриваемого явления служит то невольное лицемерие, которому вынуждены следовать почти все народы. Суть его заключается в исповедании двойной морали, двойной системы ценностей: одна, так сказать, «официальная», вторая — если можно так выразиться, «прикладная». «Официальная» заключается в демонстрации следования господствующей идеологической доктрине, «прикладная» же подразумевает использование приемлемых для обычной жизни правил. Такое положение дел было в Советском Союзе, то же самое есть сейчас и во всём остальном мире.  В случае с алкоголем этот злой навык играет свою губительную роль в том,  что  знания о трезвости пускаются по «официальному» пути, в то время как питейные привычки продолжают определять реальное поведение. Эта беда особенно выражена среди образованных лиц, представителей интеллигенции: врачей, журналистов, работников правоохранительных органов, и тех, кого в детстве особенно упорно принуждали к чему-либо.»

30 мая 2009 г.

Если провести опрос о пользе или вреде спиртного, то разноголосица мнений не позволит установить здесь и приблизительной ясности. Ведь с одной стороны, вред алкоголя очевиден и не нуждается в доказательствах. С другой стороны есть множество примеров, вроде бы противоречащих очевидным фактам. Как здесь разобраться?

Начать следует с того, что этот вопрос и в самом деле неимоверно сложен и запутан. С одной стороны алкоголь является естественным метаболитом, то есть веществом, образующимся в человеческом организме в процессе нормального обмена веществ, и небольшие естественные его количества, образующиеся без искусственного введения спирта извне, легко утилизируются организмом. Это норма, и для её обеспечения у нас есть соответствующие механизмы.    Но как же так получается, что этанол, это органическое вещество с простенькой молекулой, вдруг обретает столь сильное влияние на жизнь всего человечества?

Всё коварство алкоголя заключается в скрытности его разрушительного действия. Вот посмотрите сами: идёт молодой здоровый парень с бутылкой пива в руке. Румянец на щеках, мощный торс, спортивная фигура – о каком вреде вы говорите? Он прямо пышет здоровьем! А вот девушка с тем же пивом: юна, стройна, обворожительное нежное лицо, просто сама красота и прелесть – а вы нам опять о каком-то вреде! Этот видеоряд можно продолжить, включив сюда вполне благополучно смотрящихся людей средних лет, и представителей более старших поколений. Однако не взирая на внешнее благополучие, алкоголь как яд и наркотик делает своё разрушительное дело.

Почему нам порой кажется, что проблемы с алкоголем возникают лишь у части «не умеющих пить» сограждан? Одна причина уже названа: это несовершенство нашего мировосприятия, склонность судить о явлениях лишь по чисто внешним, видимым сторонам, не заглядывая глубоко в суть происходящего. Другой причиной является ещё одна особенность употребления спиртного: всякий потребляющий стремится всеми силами доказать окружающим, что у него нет никаких проблем связанных с потреблением алкоголя, что он «умеет», что он «пьёт культурно», «как все нормальные люди», он не «алкаш» и не подзаборный пьяница. Эта важная черта характерна не только для алкозависимых (далее по мере развития зависимости она резко обостряется), но и для всех без исключения употребляющих спиртное, на какой бы ступени алкоголизмии* они не находились. Если же речь и заходит об отрицательных последствиях, то для их преуменьшения и снятия угрызений совести в ход пускаются шутки, глупые смешки, но как правило не допускаются даже они. Некрасивые стороны потребления спиртного любой из нас стремится скрыть от других, спрятать их поглубже, не сознаваясь в них до конца даже самому себе. Вот это тщательное сокрытие последствий и служит важной причиной создания видимости безвредного потребления спиртного.

Разрушительное действие алкоголя можно уподобить действию соли, применяемой для обработки дорог, на автомобиль: вот мчится по зимней грязи новенькая машина, и вроде бы ничего плохого ей от этой соли не делается. Испачкалась, так что притронуться к ней нельзя? На мойку – и снова как новенькая. Ни ржавчины, ни чего-либо ещё неприятного или нехорошего на машине после мойки не видно. Прошла зима, настало лето – и всё вроде бы ничего, какой вред? В чём он выражен? Но пройдёт ещё какое-то время, и на краске по углам, внизу появятся едва заметные вздутия, говорящие, что металла под ними уже нет – он превратился в ржавчину. Проткни такой пузырёк – будет на его месте дырка. А если заглянуть ещё глубже, то окажется, что всё это время, пока машина казалась вполне благополучной, ржавчина делала своё чёрное дело, потихоньку подтачивая и разрушая автомобиль. И вот однажды спустило у него колесо, пришлось ставить под машину домкрат, а порог с днищем провалились насквозь… а ведь до этого всё вроде бы хорошо было!

Вот так же коварно действует и алкоголь, незаметно подтачивая здоровье, разрушая организм, втягивая потихоньку в зависимость. И подобно тому как нет явных, чётко выраженных граней между сумерками и ночью, между зимой и весной, нет этих границ и в случаях потребления спиртного: вот здесь пока ещё «норма», а вот здесь – уже зависимость, здесь – пока ещё вреда нет, – а вот тут он уже появился.

Вряд ли вы зашли к нам просто так, из праздного любопытства – скорее всего, с употреблением алкоголя у вас уже возникли некоторые, скажем так, если не беды, то вопросы. А раз они появились, то все прочие сомнения можно отметать смело: алкоголь является ядом, разрушающим ваше здоровье и благополучие. Разобраться в этом вам поможет простой и честный способ: возьмите бумагу, разделите лист пополам и напишите с одной стороны всё полезное, что принёс алкоголь вам и вашим близким, а с другой стороны, – всё, что он дал отрицательного вам, и что очень важно, — вашим близким. Картина будет намного полнее, если вы таким же образом посмотрите на ваших ближайших родственников. Понятно, что кривить душой здесь нет ни малейшего смысла: вы пишете исключительно сами себе, а не кому-то, и показывать написанное никому не будете.

Но в тоже время, даже не видя написанного вами, можно с уверенностью сказать: какие-то полезные свойства алкоголя, а точнее положительные стороны его потребления, вы так же обнаружите. Опять вопрос, опять загадка, не позволяющая дать однозначного ответа! Для её решения можно начать приводить многочисленные научные данные, сыпать скучнейшей статистикой, опровергать, доказывать, спорить и таким образом забраться в совсем уж непроходимые дебри, так и не найдя верного ответа.

На самом деле у вас есть очень простой и доступный источник, который никто не может у вас ни отнять, ни опровергнуть. Этот источник – вы сами, уважаемый читатель. Да, вопрос на самом деле намного проще: вспомните себя, ваш опыт потребления алкоголя. Не кефира, не кваса, не других пищевых продуктов содержащих алкоголь как сопутствующее включение, а именно алкоголь под видом напитка, то есть раствора спирта принимаемого с целью потребления спирта.

Как прошла у вас первая в вашей жизни проба алкоголя? Как прошли повторные его приёмы? Как вы себя чувствуете на следующий день после вчерашнего?   Честно отвечая на эти вопросы, вы почувствуете на себе ядовитую природу спирта,  поэтому у вас имеются все основания серьёзно разобраться с местом и ролью алкоголя в вашей жизни. Алкоголя, подчеркнём ещё раз, не эндогенного, не содержащегося в незначительных количествах в некоторых пищевых продуктах, а алкоголя как средства получения опьянения, как психоактивного вещества.

Жизненный элексир

Итак, вокруг вас все так или иначе употребляют некое чудодейственное средство, или во всяком случае считают  вполне допустимым его использование, помогающее в самых различных случаях жизни. В радости оно помогает  веселиться, в горе – пережить печаль. Оно снимает усталость и напряжение, оно же, говорят, помогает и в тяжёлой работе. Что только не слышно об этом жизненном элексире, каких только чудодейственных свойств ему не приписывают!  И вот вы его взяли, попробовали раз-другой-третий, и прекрасно убедились в том, что средство сиё далеко не столь чудодейственно, как принято о нём думать. С любым иным навязанным вам средством вы, убедившись в его непригодности, расстались бы очень быстро. Однако порвать с алкоголем у вас почему-то не получается…

После прочтения этих строк у вас наверняка возникло какое-то внутреннее замешательство. Всё вроде бы  так, но в то же время… и вот в вашем сознании началась борьба взаимоисключающих понятий.

«…. У меня нормализуется давление. Я выгляжу очень хорошо. Интересное наблюдение, как только напишу «нормализуется давление», оно действительно на следующий день нормальное, не пишу —  может подняться. Это, что новая зависимость от самовнушения?»

Нет, это одно из таинственных явлений в нашей жизни известное с глубокой древности и до сих пор не объяснённое наукой. Обычно его называют кратко внушением, но по сути это ни о чём не говорит. Определённо можно сказать лишь одно:  это явление свидетельствует о превосходстве духа над материей: процессы, происходящие в нематериальных сферах (сознание\подсознание человека) находят своё отражение в материи: происходят видимые изменения в организме, то есть в части уже вполне материальной. Например, давно и хорошо известно исчезновение бородавок под действием заговоров, эффект плацебо, можно привести и множество других подобных примеров.

Они связаны с воздействием на некие сокровенные глубины, ведающие управлением жизни нашего тела. Наш организм является сложнейшей биологической машиной, перед которой все вместе взятые технические достижения человечества – сущий пустяк. Но любая техническая система требует управления, без которого она бездействует, приходит в негодность или погибает, и чем сложнее техника, тем важнее и сложнее управление ей. Вот и наше тело так же имеет свои системы управления,  и если они дают сбой, мы сразу чувствуем что-то неладное. Чтобы лучше понять порядок их работы,  сравним внутреннее устройство человека с государственным устройством.

Есть в стране две ветви власти: законодательная и  исполнительная. Законодательная представлена Госдумой, исполнительная – правительством. Госдума издаёт законы, то есть порядки, по которым надлежит жить и действовать, и её можно уподобить нашему рассудку, —  вспомните русское выражение «без царя в голове».

Исполнительная власть – это правительство, его задача –жизнеобеспечение, то есть всё, что связано непосредственно с нашей жизнью: энергетика, транспорт, связь, продовольственное снабжение, оборона, поддержание внутреннего порядка, денежный оборот и прочее  – всем этим ведают соответствующие министерства, комитеты, структуры. Есть такая исполнительная власть и внутри человека, она составляет, условно говоря «внутреннее правительство». Когда нам голодно, хочется пить, слишком жарко или холодно, мы слышим позывы «правительства» говорящие о неблагополучии или угрозе, и напротив – благоприятные обстоятельства воспринимаются «правительством» как что-то приятное и полезное, отчего у нас появляется чувство удовольствия.

В государстве правительство подчинено законодательной власти, оно не имеет права издавать или менять законы, принятые властью законодательной, правительство должно лишь строго их исполнять. К примеру, полиция не имеет права превышать размер штрафа, прописанный в кодексе, принятым Госдумой. Более того: полиция, прокуратура и другие правоохранительные органы обязаны строго, до последней запятой, исполнять букву закона, и любые отступления  должны здесь жёстко пресекаться.

Если же мы посмотрим на себя, то обнаружим, что наше «правительство»  весьма автономно: с одной стороны, мы целиком и полностью распоряжаемся своим физическим телом, но с другой стороны наша власть над ним оказывается весьма ограниченной. Мы почти не можем сознательно влиять на его жизнедеятельность:  непосредственно понизить или повысить температуру, кровяное давление, частоту сердечных сокращений  — всё это оказывается нам неподвластным, не говоря уже о более тонких и сложных частях – биохимии, выработке гормонов,  работе ферментов. Все эти сложнейшие процессы протекают под присмотром «правительства», а оно в свою очередь руководствуется имеющимися у него, правительства, сведениями. К этим сведениям относятся как сигналы от внутренних сред организма, так и чувства от внешних воздействий. И те и другие  бывают как приятными, так и напротив, болезненными. Их появление увязывается «правительством» с сопутствующими обстоятельствами, отчего образуются хорошо нам знакомые условные  рефлексы: съел ребёнок конфетку, и закрепилось у него в памяти, что конфета – это вкусно, схватился за уголёк – на всю жизнь хорошо запомнил, что огонь жжёт. Условные рефлексы являются «прерогативой правительства», они  уходят в подсознание и их работа почти не подчиняется рассудку. Воспротивиться требованиям «правительства» весьма сложно: посмотрите, какое бесчисленное множество путей борьбы с лишним весом существует сегодня. Их число говорит об отсутствии надёжных способов умерить «аппетиты правительства»: ведь оно, как исполнительная структура, работает над созданием жировых запасов – это его задача, его забота о будущем, в котором могут оказаться чёрные дни. При этом «правительство» лишено возможности оценивать  грядущее, сопоставлять накопленное и действительно требуемое, оно знает лишь одно – надо запасать, пока есть, что есть! Разум, видя непомерное увеличение массы тела, пытается воспротивиться, но…. Ах она, эта правительственная автономия!

Теперь посмотрим, что происходит при приёме  наркотиков. Если первые пробы вызвали одни лишь приятные ощущения, «правительство» получает мощнейшее внушение: «хорошо!». А раз так, то оно всеми силами станет  ждать, желать и хотеть повторения этого самого «хорошо!!»,  и чем сильнее будет приятное действие наркотика, тем больше будет восклицательных знаков, тем больше будет стремления повторить ещё и ещё раз это самое «хорошо!!!», даже в ущерб другим жизненно важным потребностям. Вспомните эксперимент с крысой, которой вживили электрод возбуждающий центр удовольствия: она до полного изнеможения, забыв о еде и пище, жала и жала на педальку.

Так возникают глубокие чувственные впечатления, служащие важной частью механизма зависимости. Разум обычно оказывается слабым перед напором желаний «правительства», и как показывает жизненный опыт, разумные доводы здесь мало кого останавливают:  рассудок вопреки естественному порядку  начинает идти на поводу  «правительства». Если дело пойдёт дальше, то вслед за чувственными впечатлениями начнёт развиваться физическая потребность в наркотике – желания «правительства» превратятся в требования, причём требования первоочередные, перед которыми разум будет уже совершенно бессилен.

Как же заставить «правительство», то есть неподвластные нам структуры управления, работать в нужном направлении? Как «захотеть» не хотеть наркотика? В государстве в  подобных случаях Госдума принимает специальные законы, ставя тем самым перед правительством нужную задачу, но как быть нам? Оказывается, кое-что в этом отношении нам всё же дано, и мы тоже можем поставить себе задачу на исполнение, очень трудную и даже смотрящуюся неисполнимой. Тому есть множество примеров, в частности описания А.И. Солженицына в «Архипелаг ГУЛАГ», где заключенные в нечеловеческих условиях выживали, поставив себе соответствующую задачу. Вот части главы, повествующие об этом удивительном явлении:

«… А годы идут…         ….Все это бесконечное время ведь не бездеятельны мозг и душа заключенных?! Они издали в массе похожи на копошащихся вшей, но ведь они — венец творения, а? Ведь когда-то и в них вдохнута была слабенькая искра Божья? Так что теперь стало с ней?…   ….В нашем почти поголовном сознании невиновности росло главное отличие нас — от каторжников Достоевского, от каторжников П. Якубовича. Там — сознание заклятого отщепенства, у нас — уверенное понимание, что любого вольного вот так же могут загрести, как и меня; что колючая проволока разделила нас условно. Там у большинства — безусловное сознание личной вины, у нас — сознание какой-то многомиллионной напасти. А от напасти — не пропасти. Надо ее пережить.

  …Люди умирали сотнями тысяч и миллионами, доведенные уж кажется до крайней крайности — а самоубийств почему-то не было! Обреченные на уродливое существование, на голодное истощение, на чрезмерный труд — не кончали с собой! И, раздумавшись, я нашел такое доказательство более сильным. Самоубийца — всегда банкрот, это всегда — человек в тупике, человек, проигравший жизнь и не имеющий воли для продолжения борьбы. Если же эти миллионы беспомощных жалких тварей все же не кончали с собой — значит жило в них какое-то непобедимое чувство. Какая-то сильная мысль.      Это было чувство всеобщей правоты. Это было ощущение народного испытания — подобного татарскому игу. …

     …Начинается полоса пересылок. Вперемежку с мыслями о будущем лагере мы любим теперь вспоминать наше прошлое: как хорошо мы жили! (даже если плохо). Но сколько неиспользованных возможностей! Сколько неизмятых цветов!.. Когда теперь это наверстать?.. Если я доживу только — о, как по-новому, как умно я буду жить! День будущего освобождения? — он лучится как восходящее солнце!

     И вывод: дожить до него! дожить! любой ценой! Это просто словесный оборот, это привычка такая: «любой ценой». А слова наливаются своим полным смыслом, и страшный получается зарок: выжить любой ценой!   И тот, кто даст этот зарок, кто не моргнет перед его багровой вспышкой — для того свое несчастье заслонило и все общее, и весь мир…

     …Самоприказ «дожить!» — естественный всплеск живого. Кому не хочется дожить? Кто не имеет права дожить? Напряженье всех сил нашего тела! Приказ всем клеточкам: дожить! Могучий заряд введен в грудную клетку, и электрическим облаком окружено сердце, чтоб не остановиться….».

(Выдержки из: А.И. Солженицин. Архипелаг ГУЛАГ. Часть четвёртая «Душа за колючей проволокой». Глава первая «Восхождение».)

Мы с вами находимся, слава Богу, в куда более мягких условиях, но вполне можем использовать эту таинственную особенность для избавления от зависимости, улучшения общего состояния организма, делая это осторожно, благодаря Бога, видя в этом подтверждение древних  православных истин изложенных в Священном Писании: «Сначала было Слово…»  Вот мы и используем Слово, данное нам свыше. Получаемые блага – исчезновение тяги, интереса к алкоголю, затухание вражеских идей и мыслей, потеря власти над нами со стороны зависимости и обретение нами первоначальной свободы – всё это является подтверждением древних истин с одной стороны и ниспровержением взглядов вульгарного материализма о примате материи над духом – с другой.

Лёгкое, без депрессий и срывов снятие зависимостей при помощи метода Шичко, переход к состоянию первозданной свободы и равнодушия к наркотическим ядам позволяют предположить, что основной частью зависимостей являются начала нематериальные, что и подтвердилось открытиями самого Геннадия Андреевича.

Понятие «самовнушение» будет здесь неверным, поскольку само понятие внушения предполагает какое-то искажение истинной картины, поэтому будем пользоваться более твёрдым  и определённым  понятием: «постановка задачи своему подсознанию». Написав её с вечера в дневнике, мы тем самым ставим себе задачу, над которой ночью, во время сна, будет трудиться наше «правительство».

Надо сказать, что сфера эта очень непростая, в одних случаях налицо получается отличный результат – к примеру, избавление от зависимостей, но это не означает, что все жизненные трудности можно решать таким способом. Некоторые горячие головы, получив хорошие результаты, начинают думать, что таким образом можно вылечить все болезни и решить все проблемы, но это, разумеется, не так. Всякое явление имеет свои пределы, и пользоваться им надо осторожно, лишь по мере необходимости, сообразуясь с волей Бога и учением Церкви.

Многие, отчаявшись избавиться от преследующей их беды, возлагают свои надежды на различные суггестии – так в науке принято именовать разнообразные виды внушений включая гипноз, кодирование, самовнушение. И вроде бы кому-то это помогает, хотя в то же время хорошо известны и отрицательные последствия подобных воздействий. Так стоит ли надеяться? Для попавших в беду вопрос этот очень непрост, ведь утопающий, как известно, хватается за соломинку.

Начнём с того, что чувствительность к гипнозу бывает совершенно различной. Одни поддаются ему очень легко, другие не поддаются вовсе, но это лишь один из штрихов сложной картины. Огромное значение играет здесь ваша вера в тот или иной способ, место, средство и личность целителя. Всем известен эффект плацебо, и примерно тоже самое, но даже в ещё большей степени, отмечается и в случаях глушения алкогольной зависимости путём различных внушений. При всём разнообразии внешнего антуража их принципиальная схема одна и та же:

  • сначала вызвать доверие у пациента, расположить его к себе и предлагаемому способу;
  • затем пробудить в сознании пациента чувство своего бессилия перед явлением;
  • далее внушить пациенту веру в наличие у доктора (гипнотизёра, целителя и пр.) особых способностей или инструментов для разрушения неведомого пациенту болезненного субстрата;
  • настроить пациента на мгновенное излечение недуга;
  • и, наконец, когда всё это будет проделано, приступить к действиям, содержание которых на самом деле не играет никакой существенной роли, поскольку действо преследует одну-единственную цель: предстать в сознании пациента как нечто таинственное, совершающее что-то в глубинах психики без его прямого произволения, разрушающее болезнь и освобождающее пациента от ужасной беды. В этом смысле все используемые здесь «медицинские» манипуляции ничем не отличаются от ритуальных действ различных племён и народностей, известных с глубокой древности и бытующих кое-где вплоть до наших дней. Разница лишь в том, что бубен шамана сменили мониторы с бегающими огоньками, шлемы, удар гонга, капля хлорэтила в горло или капля спирта на язык, чудодейственная книга, написанная пренепременно на процветающем Западе, перед которым нам теперь положено пресмыкаться, или что-нибудь эдакое с переполненного загадками и чудесами Востока, и т.д.
    Примерно так выглядит схема кодирования. Почти то же самое происходит и при гипнозе, с той лишь разницей, что пациента погружают в особое фазовое состояние высшей нервной деятельности. При этом ломается настрой, являющийся важной, но весьма легко меняющейся частью зависимости. Устранение настроя воспринимается как исчезновение интереса к алкоголю, желания приобретать и употреблять спиртное, в ряде случаев при соответствующих видах внушений может возникать отвращение, страх перед запахом и вкусом спирта.

Но помимо настроя зависимость образуют так же привычка, потребность и самое главное — алкогольная идея с программой её воплощения. Вот эти, более глубокие и прочные структуры зависимости остаются совершенно нетронутыми. Они представляют собой сочетание убеждений, взглядов и понятий как отдельного человека так и общества в котором он живёт, на роль и место алкоголя в нашей жизни. Вот здесь уже никакое внушение ничего поделать не может! Более того: если внушение является одномоментным актом, то взгляды и убеждения живут постоянно, их проявления преследовали и будут преследовать человека едва ли не на каждом шагу. Здесь и реклама, и сцены в произведениях искусства, и эпизоды современного новодела, который к искусству и близко причислять нельзя, и примеры поведения окружающих. Последнее оказывает особенно сильное воздействие, наиболее губительной разновидностью которого являются примеры культурного, или контролируемого употребления алкоголя (КУ). Всё перечисленное образует в глубинах подсознания систему проалкогольных убеждений, которые для краткости можно называть алкогольной идеей. Идея не просто пребывает где-то, а настойчиво требует своего претворения в жизнь, образуя программу потребления алкоголя. Она обладает целым набором свойств и качеств, наиболее важными из которых является скрытность, то есть наличие запрограммированности не осознаётся её носителем, и необыкновенная прочность, устойчивость ко внешним воздействиям. К тому же алкогольная идея постоянно подпитывается внешней средой, о чём уже сказано выше.

Сила, прочность и устойчивость убеждений не идёт ни в какое сравнение с настроем на потребление алкоголя, постоянство которого можно сравнить с грязью на автомобиле. В то же время алкогольную идею можно уподобить заводскому лакокрасочному покрытию того же автомобиля, куда более стойкому к внешним воздействиям, чем обыкновенная грязь, легко смываемая обычной мойкой. Различные виды внушений являются по сути той же самой «мойкой», снимающей наиболее легко устранимую часть явления – настрой.

Здесь надо отметить, что настрой может исчезать и без прямого внушения, причём даже в случаях с куда более ярко выраженной наркотической составляющей, чем у алкоголя. К примеру, табак делается ненужным во время долгого сна, в то время как наяву без него не обойтись и часа. Куда-то исчезает желание курить у шахтёров в забое, у лётчиков во время полётов, у верующих в обстановке, исключающей возможность курения. Все эти случаи являются примерами исчезновения настроя на потребление табака.

Но как настрой легко снимается, так же легко он и воссоздаётся. В частности, его возврат может произойти после ярких сновидений с сюжетом употребления алкоголя или табака.

Из всего сказанного следует, что для освобождения от алкогольной зависимости требуется разрушение не только настроя, но и алкогольной идеи, являющейся по сути ужасным деревом-паразитом, несущим губительные плоды. Стволом его является запрограммированность сознания, корнями – алкогольная идея, ветвями – привычки, корой – потребность, листьями – настрой. Болезнетворные семена этого дерева всеваются в раннем детстве, в юности происходит его ядовитое цветение в виде первых проб спиртного. Позднее, когда отцветут цветочки, начинают созревать губительные ягодки, описывать которые нет нужды из-за их всеобщей известности. Тучным чернозёмом для такого дерева являются понятия гедонизма, стремление к наслаждениям, удовольствиям. Как и положено любому паразиту, растёт и питается это дерево за счёт жизненных сил приютившего его, а если говорить до конца, то и близких поражённого зависимостью.

Поначалу дерево-паразит кажется незаметным, но при некотором внимании довольно легко обнаруживается. В июне у нас наступает пора плодоношения тополя. Всюду появился его пух, этот неприятный всем «июньский снег», представляющий собой немалую опасность для аллергиков, астматиков, вдобавок повышает пожароопасность, создаёт технические проблемы, забивая радиаторы охлаждения, ливневую канализацию. Не составляет труда увидеть источник пуха когда он наперёд известен, но намного труднее было бы обнаружить его самостоятельно, не располагая знаниями о биологических особенностях деревьев. Даже при всей очевидности увидеть и осознать простую, казалось бы, вещь не так-то просто. Не верите? Тогда скажите, откуда так много пуха было в 2011-м году, в мае, до начала плодоношения тополя? Мало кто сможет ответить на этот вопрос, поэтому скажем сами: пух давали верба с другими деревьями и кустарниками этого семейства, во множестве растущие вдоль наших речек и ручьёв. Они начинают цвести очень рано, ещё в марте-апреле, а в мае наступает пора их плодоношения — летит пух, напоминающий тополёвый. Количество плодов любого растения напрямую зависит от внешних условий: чем они благоприятнее, тем больше плодов. Весна 2011 года была, видимо, особенно им благоприятной, отчего и пуха было больше чем обычно. Заметить этот пух просто, но отыскать его источник, не зная о нём наперёд, гораздо труднее. Вот и алкогольное дерево-паразит может так и остаться незамеченным, в то время как его ядовитые плоды очевидны для всех.

Подводя итог сказанному, следует отметить поверхностный и неустойчивый характер любого внушения. Ведь внушение по своей сути является чем-то привнесённым извне, вдобавок не соответствующим действительности. Отсюда и долго держаться внушение не может: будучи картиной, писаной по воде, внушение пропадает под воздействием более могущественных влияний, оно легко искажается, да и просто забывается. Но особенно слабо стоит внушение против правды.

Как установил своими исследованиями Г.А. Шичко, на основу явления – алкогольную идею, внушения не действуют. Убеждения поддаются лишь разубеждению, то есть сознательной работе над своим внутренним миром, разоблачающей ошибочные взгляды, — вот тогда происходит смена убеждений, отвергаются ложные взгляды и усваивается правда, разрушающая проалкогольную ложь. Корни оказываются подрубленными, сатанинское дерево со всеми его плодами увядает: теряется настрой, исчезают привычки, стихает потребность, возвращается естественное, изначальное отношение к этиловому спирту – полное к нему безразличие. Поэтому для окончательного решения алкогольного вопроса необходима самостоятельная работа над собой. Здесь кроется типичная ошибка: многие склонны избегать трудностей, перекладывая их решение на кого угодно: своих близких, сервисные службы, продажных чиновников, шарлатанов-целителей и пр. Но как невозможно без собственных усилий получить приличное образование, так же невозможно обрести и свободу: никто другой за тебя этого не сделает, никому не дана власть распоряжаться в твоём внутреннем мире, а все попытки манипулирования массовым или индивидуальным сознанием являются по сути преступными, нарушающими основополагающие принципы человеческой личности.

Так в чём же заключается эта самая «работа над собой»? Ответ прост: в усвоении правды. Это может быть достигнуто различными путями: чтением книг, просмотром или прослушиванием специальных записей, посещением собраний единомышленников. Легко заметить, что всё перечисленное является по сути обучением, то есть передачей, приёмом и усвоением знаний. Наилучшим же является разумное сочетание различных способов с учётом индивидуальных особенностей в каждом отдельном случае.

Учитывая особенности данного ресурса скажем, что для вас вполне доступна сознательная работа сводящаяся к прослушиванию звукозаписей, чтению текстов, собственноручному письму на бумаге, набору текста на клавиатуре, и лишь определённого рода мировоззрение, глубокая умственная деградация или изначально низкие интеллектуальные способности являются здесь серьёзным препятствием.

Алкогольная проблема, надо сказать, решается, как ни странно, легче всех других. Да, именно так: алкогольная зависимость — случай самый простой и лёгкий из всех других видов зависимостей, но…. здесь есть очень большое «но»!

Надо действительно суметь переубедить человека. Не запугать, принудить или заставить, а именно переубедить. Это задача задач всех методов и способов борьбы с алкогольным злом, и задача эта, надо заметить, не решена нигде и по сей день. Поймёт человек, согласится — остальное в прямом и переносном смысле слова — уже дело техники. Не поймёт вас человек, сохранятся у него на подсознательном уровне проалкогольные убеждения — вся ваша работа пойдёт псу под хвост. До сего дня нет практически никаких методик и способов работы с не желающими бросать пить. Редкое исключение — доктор Сергей Николаевич Зайцев, а Геннадий Андреевич Шичко видимо просто не успел заняться этой стороной дела.

***

Теперь несколько слов о поиске помощи за рубежом. Нетрудно догадаться, что для оказания психологической помощи необходимо очень хорошо и глубоко понять человека. А какое может быть понимание между выходцами из совершенно различных сред, культур, какое понимание может быть у тех, кто обладает совершенно различными мировоззрениями, традициями и жизненными ценностями? Эта разница, кстати, просматривается у А. Карра: где-то он очень хорошо говорит о зависимостях, а где-то есть явные расхождения с русскими понятиями по этой части. У нас инструктора метода Шичко отказываются работать с иностранцами по этой же причине — нет глубокого понимания. Чтобы, к примеру, понять немца, надо самому быть немцем или прожить в Германии не один десяток лет, вращаясь при этом в самой глубине, среди немцев, а не мигрантов. В противном случае ни установить нужный контакт, ни подобрать подходящие приёмы для разрушения вредных устоявшихся взглядов, ни создать прочную и надёжную основу для свободной сознательной трезвости не удаётся. Опыт виртуального общения показывает то же самое.
Вот поэтому владения языком ещё очень и очень мало для того, чтобы оказывать качественную психологическую помощь. Заметим: качественную! Это означает хорошую работу, глубоко исследующую психику доверившегося тебе человека, а не дешёвые спецэффекты, замешанные на разного рода внушениях.

Для последних, кстати, знание языка не требуется вообще. Достаточно, чтобы испытуемый верил в магическую (эзотерическую, западную, общечеловеческую, гуманитарную, интернациональную, международную — нужное подчеркнуть) силу, способную решить его проблемы без него самого. Затем испытуемого надо привести к соответствующему медиуму (знахарю, дипломированному специалисту, сертифицированному деятелю, бабке, бакалавру, магистру, шаману — нужное подчеркнуть). Внушающий должен иметь соответствующее одеяние (европейский костюм-тройка, шляпу-котелок на голове, балахон, ермолку, чалму, халат и пр. — нужное подчеркнуть), обстановка так же должна соответствовать и создавать определённый имидж (кабинет со стенами увешанными дипломами и сертификатами, столы уставленные сверхсложной аппаратурой, огромный хрустальный шар на подставке, колода карт, свечи, изображение Бафомета, Афроаместигон, каббалистические знаки и пр.).
Испытуемого надо усадить, дать ему понять: «сейчас начнётся!», и….

Не суть важно, что последует дальше: скучная лекция на непонятном языке, пассы, заклинания, какие-либо непонятные манипуляции…. Главное, чтобы испытуемый верил в то, что вот сейчас с ним произойдёт чудесное исцеление. И, как ни странно, «исцеление» происходит. Называется это внушением, эффект оно даёт нестойкий и по своей сути является чем-то вроде картины нарисованной пальцем на запотевшем стекле или снежной бабой, слепленной зимой во время оттепели. Продолжительность достигнутого эффекта сопоставима с продолжительностью запотевания стекла или длительностью существования снежной бабы. Знание языка здесь, как видите, не требуется вообще, равно как и знания психологии самого испытуемого.

Избавление от зависимости — такой же многоступенчатый процесс, как и, допустим, строительство многоэтажного здания.

  • Вот и с зависимостью так же: в остром периоде, когда человек находится в запое или психозе, ему требуется специализированная медицинская помощь, оказание которой возможно лишь в особых условиях.
  • Следующим идёт период восстановления, когда больного можно перевести из психореанимации или острой палаты в отделение с облегченным режимом. Если всё идёт хорошо, то через некоторое время с больным должны начать работать психологи, психотерапевты.
  • Далее включиться в работу должны и немедицинские способы и методы устранения корней явления: чтение книги А. Карра, работа по методу Шичко.
  • Затем необходимо получить полную ясность происходящего, рассмотреть социально-политическую сторону явления: зависимости являются отнюдь не изолированной проблемой, они имеют глубокие социальные корни. Здесь наилучшим будет ознакомление с выступлениями В.Г. Жданова и лекциями В.П. Кривоногова.

Выпадение любого звена этой цепочки приведёт к неустойчивому результату, срывам и неудачам, либо может повлечь грубые психоэмоциональные деформации: депрессии, болезненное обострение некоторых черт личности, раздражительность.

Посмотрите, как строится здание: сначала приходят геодезисты, проводят изыскания. Потом начинают рыть котлован — работает тяжёлая техника для земляных работ. Затем в дело вступают монтажники, каменщики, плотники, за ними — сантехники, электрики, потом отделочники, и т.д. На каждом этапе строительства трудятся соответствующие бригады, техника, используются необходимые материалы.

Теперь обратимся к алкогольной проблеме. Вот допился человек до белой горячки, его свезли в психбольницу. Там ему сначала выведут яды из организма, дадут специальные лекарства, действующие на психику. После выхода из психоза понадобится восстановительное лечение, а по его завершении наступает очередь реабилитации с психотерапевтическими воздействиями. Таким образом, и здесь должны потрудиться специалисты разных направлений: реаниматологи, токсикологи, психиатры, наркологи, психотерапевты, психологи.

Однако зачастую вся коммерческая наркологическая «помощь» ограничивается лишь одним каким-то приёмом, оставляя всё прочее на разрешение самого «больного». Это примерно то же, что сдать инвестору вместо готового здания один лишь котлован. Типа, дальше сам разберёшься, мужик.

Часть II

Приступаем к освобождению

Трудности во взаимоотношениях с алкоголем вызваны не столько  особенностями Вашей личности, сколько ядовитой и наркотической природой самого этилового спирта, являющегося обязательной частью всех без исключения спиртных напитков. Отсюда и единственный надёжный путь решения этих трудностей – полное изгнание спиртного из своей жизни.

Легко это сказать, но каково осуществить сказанное на деле? Кроме того, отсюда следует ещё множество самых разнообразных вопросов. Их решению и посвящается предлагаемая нами работа, в итоге которой у Вас не должно остаться ни одной неясности, ни одного нерешённого вопроса связанного с употреблением алкоголя.

Полная, сознательная, и свободная трезвость – вот что мы предлагаем обрести Вам вместо  бесконечного «наступания на грабли» и решения «квадратуры круга» умеренного, или как ещё говорит недобросовестная реклама, «культурного, контролируемого употребления алкоголя». На самом деле никакого культурного, умеренного, или ещё каким-то образом контролируемого употребления спиртного не может быть в принципе.  Алкоголь – это психоактивное вещество, и любое его употребление вызывает соответствующие изменения в сознании, причём не только в состоянии опьянения. Как и почему это происходит, почему одни люди спиваются, а другие остаются внешне вполне благополучными, почему полная трезвость служит единственным надёжным путём к свободе – обо всём этом, так же как и о многом другом, Вы узнаете в ходе предлагаемой работы, которая начинается с анкеты.

Начнём работу с анкеты. Она заполняется один раз, это подведение черты под прошлой жизнью. С ответов на вопросы анкеты начинается Ваш путь к освобождению от зависимости. Порядок действий здесь будет следующий:

  1. Прочитайте внимательно до конца весь материал посвящённый анкете.
  2. Прослушайте звукозапись.
  3. Скачайте и распечатайте текст-анкеты. При невозможности печати пишите от руки на бумаге вопросы и ответы.
  4. Приступайте к ответам на вопросы анкеты, соблюдая следующие очень важные условия: пишите ответы под вопросами собственноручно на бумаге перед сном, после чего сразу старайтесь заснуть. Требование объясняется особым состоянием нашей центральной нервной системы, наступающим перед сном.
  5. После пробуждения наберите копию написанного на клавиатуре и отправьте её наставнику по электронной почте.

 «Ваша анкета никому не будет передана. Вы можете взять псевдоним и скрыть свою фамилию, однако всё остальное должно быть правдивым и по возможности точным. Искажение истины будет рассматриваться как признак легкомысленного отношения к своему страданию. При отсутствии уверенности в правильности воспоминаний следует пользоваться такими оговорками, как «мне кажется», «я думаю», «примерно». Лучше совсем не ответить на вопрос, чем дать ложный ответ».

Наставления Г.А. Шичко. «В помощь пьющим, пожелавшим стать трезвенниками»

Итак, анкета

  1. Дата заполнения анкеты. Псевдоним, имя, отчество, возраст, образование, специальность, другие сведения, которые могут помочь в работе.
  2. От какой беды Вы приняли решение избавиться? Была ли эта беда у Ваших ближайших родственников?
  3. В каком возрасте Вы впервые попробовали спиртное?
  4. Как Вы относились в то время к этому занятию?
  5. Как относитесь к употреблению алкоголя сейчас?
  6. Возраст, когда появилась привычка употреблять спиртное?
  7. Ваши обычные дозы употребления спиртного. Как они менялись со временем?
  8. Как часто Вы употребляете спиртное в настоящее время: ежедневно, несколько раз в неделю, несколько раз в месяц?
  9. Особенности употребления спиртного в настоящее время: предпочитаемые напитки, обычные дозы, компании, в какой обстановке  спиртное употреблялось Вами. Самочувствие до, во время и после приёма спиртного.
  10. Каков промежуток времени между запоями? Длительность запоев. Самочувствие во время запоев. Опишите кратко свой наиболее сильный запой.
  11. Как Вы ведёте себя при опьянении: на улице, на работе, дома?
  12. Как вы себя чувствуете и как себя ведёте, если хотелось выпить, но не удалось?
  13. Возникает ли у Вас желание добавить дозу спиртного после наступления опьянения?
  14. Можете ли перебороть возникшее желание?
  15. Случаются ли у Вас провалы в памяти?
  16. Употребление одеколона, лосьона, политуры и т.п. Причины приёма этих жидкостей, дозы и пр.
  17. Лекарства, которые принимаете в настоящее время. Цель их употребления и лечебный эффект.
  18. Что конкретно получили Вы хорошего от употребления спиртного?
  19. Что хорошего получили Ваши родные, близкие, коллектив, в котором Вы трудитесь, и общество в целом в результате Вашего потребления алкоголя?
  20. Что конкретно получили Вы отрицательного от употребления спиртного?
  21. Что конкретно отрицательного получили Ваши родные и близкие в результате Вашего потребления алкоголя?
  22. Почему Вы приняли решение вести трезвый образ жизни?
  23. Ваше отношение к людям, употребляющим спиртное.
  24. Ваше отношение к трезвенникам.
  25. Попытки избавиться от алкогольной проблемы (время, продолжительность, способы, результаты).
  26. Что Вы будете делать, если откажетесь от спиртного?
  27. На какой срок Вы намерены отказаться от спиртного?
  28. Когда Вы последний раз  употребляли алкоголь?
  29. Как Вы сейчас относитесь к виду и запаху спиртного?
  30. Ваше физическое самочувствие в настоящее время: ощущаете ли сейчас последствия употребления спиртного?
  31. Сообщите о Вашем отношении к религии: считаете ли Вы себя верующим, и если да, то к какому вероисповеданию себя относите.
  32. Закончите анкету этими словами:

«Я расстаюсь с алкоголем. У меня будет прекрасная, трезвая жизнь»

Теперь отходите ко сну. После пробуждения наберите копию анкеты и отправьте её нам по электронной почте.

Данный материал предназначен для работы с поддержкой наставника.

Главный инструмент метода Шичко —   особого рода дневник. Он помогает Вам преодолеть неподвластные воле и рассудку части явления, полностью устраняя их, либо снижая их силу так, что Вы становитесь вполне способны справиться с тягой, помыслами, наплывами чувств и другими проявлениями дьявольского механизма. При  ведении дневника  очень важно соблюдение тех же условий, что и при работе с анкетой, то есть дневник пишется:

  • собственноручно на бумаге; 
  • перед сном, после чего сразу старайтесь заснуть, ни в коем случае не отвлекаясь ни на что другое.

Почему собственноручно и именно перед сном? Дело в том, что корень нашего зла — запрограммированность на потребление алкоголя,  сама по себе чрезвычайно прочна и устойчива. На неё не действуют уговоры, заклинания, обещания, внушения, запугивания, боль пережитого ужаса, и как установил своими исследованиями Г.А.Шичко, даже гипноз оказывается  перед ней слаб.   Она обладает   мощными защитными механизмами, чем объясняется безуспешность попыток лечения зависимостей. Но Геннадий Андреевич обнаружил разрушение этой  паразитической программы  во время сна, после написания особого дневника. Наступающее перед сном фазовое состояние нашей высшей нервной деятельности позволяет пробить защитную броню алкогольной программы. Поэтому дневник пишется в так называемом просонном состоянии, развивающемся когда уже слипаются глаза, тянет в сон и хочется поскорее уснуть. Здесь надо набраться сил и перебороть навалившуюся усталость, тогда написанное в дневнике пойдёт к нам в подсознание, усвоится глубинами рассудка, и позже во время сна вступит в схватку с алкогольной программой. Действие  дневника усиливается письмом от руки. Здесь работают  очень тонкие механизмы взаимосвязи между движениями пальцев рук и работой сознания, что  так же было установлено Г.А. Шичко в ходе проведения специальных опытов. Таким образом, каждое правильно написанное собственноручно и в нужное время предложение разрушает корень зла – алкогольную запрограммированность сознания. И наоборот: отступление от правил резко ослабляет эффект. Отсюда и следующие условия:

  1. отвечайте на вопросы дневника так, чтобы каждый ответ работал или на разрушение вредной программы или на восстановление нашего естественного состояния – абсолютной трезвости.
  2. ответы на вопросы составляйте самостоятельно. В этом вам помогут приведённые ниже вслед за вопросами возможные варианты ответов. Прочитайте вопрос, прочитайте возможный вариант ответа на него, затем самостоятельно составьте  Ваш ответ и напишите его. Если составление ответа вызывает у Вас затруднения, то просто перепишите предлагаемый вариант, выделенный в тексте курсивом.
  3. предложения стройте от первого лица, используя местоимения «я», «мне», «моё»  и т.д. — здесь стесняться не надо, пишем ведь не кому-то, это моя работа над самим собой.
  4. все слова пишите полностью, без сокращений.
  5. бесполезны безликие, ни к чему не обязывающие ответы вроде » я собираюсь…», » мне надо…», » я постараюсь…»,  «я попытаюсь…» — это выражения-паразиты, губящие любое дело. Ставьте себе задачу чётко: я делаю…   я отказываюсь… я отвергаю…
  6. избегайте употребления частицы «не».  Например: «я не буду пить шампанское на Новый Год».
    Правильно: «я навсегда прекратил травить себя алкоголем, поэтому Новый год встречу с трезвой, ясной головой и чистым, радостным сердцем».

В пп. 3-6 идут вопросы, раскрывающие суть влияния алкогольной программы на ваши поступки. Полное разоблачение наступает, когда вы сравниваете первоначальное побуждение, то, что вы ожидали получить от алкоголя, с  полученным на самом деле.

Затем покажите, почему так получилось. Дать ответ на этот вопрос вам помогут приведенные на нашем сайте материалы.

Такое последовательное рассмотрение приводит к выводам, из которых, в свою очередь, вытекает задача на будущее, постановкой которой и заканчивается дневник.  Лучше всего ставить задачу самому, но с соблюдением указанных выше условий.  Старайтесь каждый день включать  что-то новое в это задание, писать его  другими словами, избегая бездумного переписывания, и одновременно развивая достигнутый успех.

ПРИМЕРНЫЙ ВИД ПРОТИВОАЛКОГОЛЬНОГО ДНЕВНИКА 

Напоминание: для прибегнувших к платной помощи дневник составляется особо, на основании данных, указанных в анкете.

Начинать дневник лучше с предложения:

Дневник трезвого человека

1. Ваши фамилия, имя, отчество (в высылаемой нам копии удалите эти данные)

2. Дата  написания дневника.

Далее следуют четыре основных вопроса психоанализа Шичко:

3. При каких обстоятельствах вы  употребили спиртное?

Вспомните здесь о  каком-либо бывшем случае употребления алкоголя: при каких обстоятельствах это произошло, и  коротко опишите его. Например: «я употребил спиртное в гостях»

4. Зачем Вы это делали?

Здесь опишите побуждения, двигавшие Вами в то время: желание расслабиться, развеселиться.

5. Что в этом было неправильного, плохого?

В п.5 следует раскрыть пагубность такой пробы. Например: «дело закончилось потерей памяти, мучениями на следующий день, угрызениями совести»

6. Почему так вышло?

«Алкоголь — это яд с наркотическими свойствами. Он мутит разум, изменяет сознание, вместо радости и веселья даёт отравление»

7. Как Вы поступите в следующий раз в подобном случае?

«Я отказался от алкоголя, поэтому в следующий раз  я буду в гостях трезвым. Я буду рад настоящему общению и настоящей радости встречи с близкими. «

8. Ваше отношение к спиртному.

«Мне противен вкус и запах алкоголя. Я равнодушен ко всем возможностям приобрести и употребить спиртное». 

9. Отношение к идее потребления алкоголя.

Идеи исходящие от внешнего мира – реклама, сюжеты в фильмах, клипах и т.д. К склонению на  употребление алкоголя относитесь резко отрицательно. «Сегодня… и коротко укажите, какие были примеры (например, встретили рекламу пива). Я резко отрицательно отношусь к идее потребления алкоголя». 

10. Голос зависимости.

Он проявляет себя в виде мыслей, образов, в виде тяги. Здесь будьте очень внимательны. Распознавайте мысли, которые мы обычно считаем своими, но которые на самом деле порождаются нашим внутренним врагом. Их цель – вернуть Вас обратно в алкогольное рабство, поэтому так или иначе под тем или иным предлогом они будут склонять Вас к возобновлению самоотравления. Против них возьмите железное правило:
«Любую мысль, так или иначе склоняющую меня к самоотравлению алкоголем, а равно любую мысль о прекращении  начатой  работы по восстановлению моей свободы  я тут же изгоняю прочь без обсуждения и рассмотрения». Это правило обязательно пишите  в каждом дневнике и неукоснительно исполняйте в жизни.

11. Отношение к пьяницам, пьяным, их виду и запаху спиртного, к питейным заведениям.

«Пьяные – это примеры отравления мозга этиловым спиртом, это жертвы вражеского нападения, такие же,  каким был раньше и я сам. Вид их отталкивающий, а ведь совсем недавно я был таким же, и даже  хуже. Противен перегар, питейные заведения это места, где из частичек нашей жизни кто-то сколачивает себе капитал».

12. Употребление спиртного в сновидениях.

Вот здесь небольшое исключение. Сны с употреблением спиртного по-видимому свидетельствуют о коренной ломке зависимости, во всяком случае говорят о том, что борьба разошлась не на шутку, ведь разрушение программы происходит во сне. Однако у людей не ведущих такой работы эти сны бывают предвестником очередного запоя — и в том и другом случае они связаны с оживлением зависимости. Так как сон обычно довольно быстро забывается, эту часть дневника лучше написать сразу после сна, пока сон ещё помнится. Опишите сон, остальную часть дневника дописывайте вечером поместив в п.3 сюжет сновидения. 

13. Программа дальнейшего отношения к алкогольным изделиям.

«Я навсегда перестал травить себя этанолом». Хорошо, если эта фраза или подобная ей повторится в других ответах.

14. Угасание потребности в спиртном.

«Слава Богу, я свободен от физической потребности в спирте «. Или, если Вас мучает тяга: «С каждым часом мне становится легче и легче, хватка алкогольной зависимости быстро слабеет. У меня достаточно сил для преодоления тяги к спиртному».

15. Похмелье, его проявление, выраженность и  угасание.

«Прекращение самоотравления спиртным приносит мне здоровье, уносит дурноту и хворь. Дурь называемая похмельем осталась теперь в безвозвратном прошлом, алкогольные яды покидают меня, мой организм очищается и восстанавливается».

16. Физическое самочувствие (недомогание, сон, аппетит и т.д.)

«Алкоголь отравляет ВСЕ без исключения органы и ткани, поэтому теперь, после перехода к трезвости, у меня идёт оздоровление, залечивается вред который я нанёс этанолом, моё здоровье улучшается». Здесь можно указать на конкретные проявления болезней: к примеру, приходит в норму давление, прекращаются боли в животе, сердце, и т.д.

17. Психическое самочувствие (настроение, раздражительность, чувства, основныe мысли, желания и т.д.).

« Я нормальный, здоровый человек. Вспышки злобности, раздражительности, (или наоборот – равнодушия, безразличия,- в зависимости от Вашего состояния на сегодня) — это плоды алкогольного дерева, вырванного теперь с корнем. Нет дерева — нет и плодов».

18. Моральное самочувствие (отношение к собственным поступкам. Удовлетворенность своим поведением и взаимоотношениями с другими. Угрызения совести и т.д.)

« Стыдно, больно, страшно за то, что я выделывал, залив в себя этиловый спирт. Радуюсь, что теперь это ушло безвозвратно, я свободен от опасения натворить что-то страшное, потому что навсегда расстался с чуждым мне этанолом».

19. Оценка своего поведения за прошедшие сутки.

Как прошёл день? Опишите достигнутые успехи: проведенный трезво день укрепляет вашу свободу.  Что запомнилось Вам из прошлого изученного материала? Какие собственные мысли возникали у вас по поводу прошлого употребления алкоголя?  Опишите это кратко здесь.

20. Программа поведения на предстоящие сутки.
Обязательно ставьте себе задачу на завтра: «завтра я обязательно и с радостью продолжу трезвую жизнь и ведение дневника». 

21. План действий в случае появления внезапной резкой тяги к спиртному.

«Я сразу вспомню о моём сознательном выборе трезвости и усилием воли подавлю тягу к алкоголю. У меня достаточно сил для подавления тяги к спиртному. Я скажу твёрдое «нет» любым проявлениям алкогольной зависимости». Сюда можно добавить взятые Вами обязательства перед близкими,  принесённый Богу обет трезвости.

22. Задача разрушения алкогольной программы (желательно написать её своими словами).

«Я навсегда прекратил травить себя алкогольным ядом. Я навсегда разрушаю алкогольную программу в моём подсознании. Алкоголь – моё плохое самочувствие, болезни, ранняя старость и смерть. Трезвость – моя молодость, красота, здоровье и жизнь. Впереди у меня прекрасная трезвая жизнь.   ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЖИЗНЬ!!!»

 

Что ещё необходимо знать о нашей работе?

Первое.  График ведения дневника.

  • первые три недели дневник следует вести ежедневно,
  • в течение следующего месяца — через день,
  • в течении следующих двух месяцев — два раза в неделю,
  • в течении ещё двух месяцев — 1 раз в неделю.

Таким образом, общий период работы составляет полгода.
———————————————————————
Вторая часть — это работа со своим внутренним миром. Любое наше осознанное действие начинается с появления мысли, проходящей оценку и затем либо реализуемой в действие, либо отправляемой в некий «архив». Отсюда для воспрепятствования каким-либо действиям надо пресечь соответствующую мысль. Работа эта чрезвычайно важна. Хорошо известно, что небрежность в мыслях почти всегда приводит к падению.

———————————————————————

Третья сторона дела — это размышления о постигшей нас беде. Неприятно и больно, но думать об этом надо, надо анализировать прошлый горький опыт, намечать трезвые пути в будущем.


Под конец  напомним ещё раз, что данная форма дневника является примерной. При проведении платной индивидуальной работы форма дневника составляется отдельно для Вас и изменяется по ходу дела в зависимости от достигнутых результатов.

 Нестъ наша брань к крови и плоти, но к началом,
и ко властем, и к миродержителем тьмы века сего,
к духовом злобы поднебесным» (Еф. 6, 12)

Звукозапись занятия:

Трезвение 1 часть

Трезвение — это не просто и не только  трезвость в смысле отказа от алкоголя. Трезвость служит лишь необходимым условием для более широкого и глубокого православного понятия:

«Трезвение – христианская добродетель, состоящая в непрестанном бодрствовании над собой, молитве, внимании, благоговении, хранении себя от всякого грешного помысла, чувства и желания. Святые отцы именуют его также хранением ума, хранением сердца, вниманием, мысленным безмолвием»

http://www.verapravoslavnaya.ru/?Trezvenie-alfavit#1

Здесь мы приступаем к изучению  очень важной стороны дела, совершенно необходимой для успешного движения вперёд. Более того, эту тему приходится рассматривать одной из самых первых в курсе занятий по методу Шичко, поскольку успешное освобождение требует усвоения хотя  бы начальных знаний о происходящем внутри нас.

Почему мы совершаем те или иные поступки? Как получается, что мы, люди совершенно нормальные, взрослые и самостоятельные, прекрасные работники, великолепные  мастера  своего дела, волевые и умные,  вдруг совершаем что-то такое, отчего потом растерянно хлопаем глазами: ну как же я так? Сам не знаю…

Секрет кроется в нашем сознании, в  происходящем в нём, и в том,  как мы относимся к этому самому происходящему. К происходящему, подчеркнём, не вокруг нас, а внутри нас, потому что наши внешние поступки на самом деле предваряются внутренними движениями сознания.
Приступающим к борьбе за свою свободу очень нелегко разобраться в этом сложном вопросе, и зачастую они вынуждены действовать самостоятельно, опираясь на разрозненные знания, отдельные советы. Отсутствие всеобъемлющего подхода, нужного опыта и знаний приводит к срывам, огорчениям, потере веры в успех, и многим приходится набивать немало синяков и шишек, прежде чем у них начнёт что-то получаться. А ведь не всякому достаёт сил набираться этого сложного и совершенно особого опыта. Сколько  уже есть на этом пути и сколько  ещё будет отчаявшихся, опустивших руки, а затем и самих опустившихся на дно жизни!
Поэтому здесь  мы просим Вас самым внимательным образом отнестись к внутреннему деланию,  а в помощь возьмём драгоценное святоотеческое наследие  Православной Церкви, собравшей многотысячелетний опыт Трезвения.

***

В первую очередь отделите себя, своё «я»,  от чужеродного явления алкогольно-табачной  зависимости. Ваша личность, Ваше сознание – это Вы, алкогольно-табачные включения же – это нечто совершенно иное, отличное от Вас.   Вы осознанно приняли решение избавиться от алкогольно-табачной зависимости, поэтому всё, что порождается этими чужеродными включениями, на деле  противоречит Вашим жизненным интересам и трезвому, осознанному выбору. Отсюда алкогольно-табачные включения совершенно чужды Вам, их можно уподобить  полученному в бою осколку  или занозе, попавшей в Ваше тело. Не смотря на то, что эти инородные предметы находятся внутри тела, их никак нельзя считать частью Вашего естества. Точно так же следует расценить и алкогольно-табачные зависимости, которые так же чужды Вам. Однако приведённое сравнение пока ещё очень приблизительно,  на самом деле всё обстоит намного сложнее.

Алкоголь и табак – Ваши враги! Занозы или осколки не могут навевать Вам мысли, алкогольно-табачные враги же очень хитрые, злобные, скрытные, умеющие исподтишка воздействовать на Вас самыми разнообразными способами, о многих из которых Вы пока даже не подозреваете.

Теперь научимся распознавать это, оказываемое на Вас, особое вражеское воздействие.

Дело в том, что приходящие в сознание мысли, образы, представления, которые мы, не задумываясь, привыкли считать своими, являются на самом деле не всегда нашими, как ни странно это покажется на первый взгляд. Здесь мы подходим к наиболее сложной части — перед нами таинственный, невидимый мир. Уходит в прошлое эпоха вульгарного материализма, очень серьезные изменения претерпели научные взгляды на такие явления нематериального характера, как мысль. Не вдаваясь глубоко в столь сложные вопросы, воспользуемся духовным наследием наших предков — православным вероучением. Оно гласит, что наш внутренний мир подвергается постороннему воздействию, ощущаемому в том числе и как появление, приход мыслей, по неведению считаемых нами за свои. Вспомните старинные русские выражения: «бес попутал…», «чёрт дернул…», «дьявольское наущение…», «что в голову взбредёт…». Все они показывают, что наши недавние предки в отличие от нас очень хорошо понимали эту непростую сторону бытия. Они прекрасно видели, что не всякий пришедший в голову помысел или возникшее желание является произведением нашего разума — есть кое-что и чужое. В нашем случае такими чуждыми пришельцами является всё, что изнутри склоняет Вас к употреблению алкоголя или табака: мысли, желания, чувственные образы, воспоминания, представления, неясные побуждения и желания. Однако в первую очередь надо выделить алкогольно-табачные помыслы. В чём же заключается их опасность?

Любое осознанное действие любого нормального человека начинается с мысли, мысль проходит своеобразную оценку, после чего либо отвергается, либо воплощается в видимое действие, либо отправляется в некий, скажем так, «подвал». Отсюда ясно, что для исключения действия надо воспрепятствовать мыслям, это действие порождающим. Для этого  всё приходящее в голову,  всё возникающее в Вашей душе следует подвергать тщательной проверке*.

Мы не можем препятствовать вражескому влиянию: мысли, образы, воспоминания приходят помимо нашей воли, но мы можем научиться распознавать и отбивать их. Опознать постороннее влияние довольно просто: это всё то, что прямо или косвенно подталкивает нас к употреблению алкоголя или  табака, либо способно при своём дальнейшем развитии оправдать их  потребление,  должно быть немедленно изгоняемо Вами прочь.

Вступать с ними в воображаемый разговор, рассматривать, обдумывать их — это прямой путь к срыву. Отсутствие противодействия им ведёт к быстрому укоренению вражеского агента в сознании, после чего он легко разрушает возведенные с таким трудом преграды, в результате чего наступает срыв. Здесь действенное средство лишь одно — немедленно изгнать врага! Промедление повлечет включение остановленного было механизма зависимости. Чтобы не быть голословным, приведем замечательный пример вражеского нападения в случае с алкоголем, окончившегося победой нашего соратника:

«А вот вчера вечером перед сном — сижу с книжкой, отдыхаю, уже поздно… И тут! Как тяга навалилась… Я буквально слышал мысли в своей голове! «Давай, братан, накати уже чуть-чуть! Вон сколько не пил, сила воли есть! Заслужил ведь! Немножечко, ничего же не будет! Хорошего напитка выпей, не бодяги какой-нибудь! Все же пьют! Тебе нужно отдохнуть, сними стресс! Не сможешь же ты до конца своей жизни не пить спиртное — это невозможно!» Друзья, обратите внимание — были озвучены практически ВСЕ основные доводы, которыми кусок алкоголизированного сознания пытается обмануть остаток ненаркотизированного мозга. Я практически физически ощущал то, что это НЕ МОИ МЫСЛИ. Как будто алкогольный бес сидел и нашептывал на ухо. Тяга была сильная, но кратковременная…осознание наркотической природы этого явления и агонии алкогольного существа очень помогают. Минут через 10 всё прошло, и утром мне даже стало смешно от таких нехитрых ходов…»

Таким образом, тлетворный помысел ведёт себя подобно болезнетворному микробу: либо наш организм уничтожает проникшую заразу, либо она начинает свою губительную деятельность. Понятно, что здесь ни о каком соглашательстве речи идти не может, как не может их быть между поработителем и восставшим, между здоровым организмом и возбудителем чумы или холеры.

Подобно тому, как иммунная система стоит на страже нашего физического тела, против вредных духовных материй у нас так же есть своя особая «служба безопасности». Освободившись от тлетворного идеологического влияния, мы тем самым приведём её в порядок и поручим ей тщательную проверку всего входящего. Для её успешной работы научимся распознавать вражескую агентуру и вырабатывать против неё своеобразный иммунитет, наносящий шпионам и диверсантам упреждающие удары, разоблачающие их и лишающие возможности действовать. В основу работы нашей внутренней безопасности возьмём непримиримость к врагу и нерушимость рубежей нашего внутреннего мира, при этом учтём и не поддающуюся каким-либо оценкам огромную скорость мысли.

Трудно понять и усвоить прочитанное, правда? Надо бы показать всё это на каких-то наглядных примерах, для чего возьмем описание уже не столь успешной, как в предыдущем случае, невидимой брани с алкоголем, данное одним нашим соратником, которого условно назовем здесь Валентином:

«….Схема мышления: ну, попью на ресорте «всё включено», зря платил, что ли, — фигня, ничего ж не будет, зато время проведу с огоньком. Я, естественно, против этой позиции, но это исходит из глубин подсознания: мысль начинает рассматриваться, завоевывать сознание. Ты гонишь эти мысли и сам не понимаешь, почему снова и снова об этом думаешь, и потом не понимаешь, откуда внутри медленно возникает согласие, причем возникает как будто помимо рассудка, само по себе. А когда оно приходит, я могу хоть сто раз себе говорить: „Я этого делать не буду“, — и всё равно ведь сделаю…»

Здесь Валентин хорошо показал все основные ступени воздействия: появление мысли, её принятие, рассмотрение, действие принятой мысли на сознание, попытки противостоять ей, победа вражеской мысли. Теперь рассмотрим их по порядку:

  1. Возникновение мысли: «Ну, попью на ресорте «всё включено», зря платил, что ли, — фигня, ничего ж не будет, зато время проведу с огоньком». Валентин ничего не говорит здесь о немедленном противодействии вражескому помыслу, из чего можно заключить, что этого противодействия Валентин не оказывал. Бездействие Валентина и предрешило дальнейший ход дела.
  2. Оценка мысли: «Я, естественно, против этой позиции, но…».  Здесь Валентин здравым рассудком понимает опасность предложения, он на собственном горьком опыте уже много раз убеждался в том, куда и к чему ведут такие помыслы. Но против его трезвого разума ведётся мощная подрывная работа: «но…». Это самое «но» может быть самым разнообразным, в него укладываются всевозможные оправдания употребления табака и/или алкоголя. И хотя это «но» исходит на первый взгляд от самого Валентина, на самом деле здесь идёт борьба между трезвым рассудком и поразившей его зависимостью, борьба «за» и «против» употребления алкоголя. В этой борьбе перевесило всё-таки «за», описанное в п. 1, что повлекло переход вражеской мысли через…

Рубеж! = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

…то есть произошло принятие мысли. Следует отметить, что переход мысли через рубеж почти наверняка означает поражение. Наше сознание можно уподобить осаждаемой крепости: пока мы не допускаем принятия мысли, враг не может добиться своего, но если мы приняли мысль — это равносильно прорыву противника внутрь, когда дальнейшее сопротивление делается бесполезным. Пытаться как-то договориться с впущенным внутрь врагом равносильно попыткам уговорить ворвавшиеся танки противника соблюдать правила дорожного движения, выставив против танка инспектора ГИБДД с полосатым жезлом.

  1. Теперь, после прорыва внутрь, мысль воспринимается как своя собственная, и так как она принята, то решается уже совершенно иной вопрос: как воплотить её в действие? Если внешние обстоятельства позволяют — она претворяется тут же; если что-то мешает — она отправляется в тот самый «подвал», где ждёт своего часа, выскакивая потом совершенно неожиданно, словно чёрт из табакерки. Из-за огромной скорости мысли сорвавшийся остаётся позже в полном недоумении: «Ну как же я так? Сам не понимаю». Не понимает потому, что из-за огромной скорости мысли очень трудно проследить описанное здесь, не зная всего этого заранее. Всё происходит настолько молниеносно, что почти не осознается нами.

Коварство вражеской мысли заключается ещё и в её респектабельных одёжках, нарядившись в которые она проскакивает к нам с огромной скоростью и, будучи принятой, укрывается в глубинах души совершенно незаметно, до поры никак не давая ничего о себе знать. Но это лишь до поры. Далее наступает следующее: «Это исходит из глубин подсознания: мысль начинает рассматриваться, завоевывать сознание…». Да, действительно, теперь она исходит из глубин подсознания, потому что она уже принята. Валентин сообщает, что мысль начинает рассматриваться, хотя на самом деле её рассмотрение состоялось гораздо раньше, когда прозвучало это самое «но…». Теперь же Валентин лишь замечает ту внутреннюю борьбу, которую надо было начинать своевременно и которая исключила бы любое «но…». Но так как это не было сделано сразу, жёстко и решительно, то теперь следует безуспешная борьба с принятой мыслью: «Ты гонишь эти мысли и сам не понимаешь, почему снова и снова об этом думаешь». Здесь идёт бой с ворвавшимся в крепость противником, делаются попытки ему противостоять. Увы, у нападающих сил почти всегда намного больше чем у защитников, поэтому исход такого боя предречён, несмотря на всю твёрдость обороняющихся. Гнать мысли теперь становится бесполезно, ведь они ворвались внутрь, овладели сознанием, что вызывает у Валентина растерянность. Он всё больше утрачивает над ними власть, а они, в свою очередь, все больше подчиняют Валентина своему влиянию, что ведёт в конечном счете к: «потом не понимаешь, откуда внутри медленно возникает согласие, как будто помимо рассудка, само по себе».

Валентин не ошибся. Согласие действительно возникает помимо разума, видящего всю недопустимость происходящего. Здесь хорошо проявляет себя чужеродный характер мысли, противоречащей жизненным интересам Валентина, и тем не менее получающей его согласие.

  1. Следующая ступень — воплощение мысли в действие. Оно может быть:
  • а) немедленным;
  • б) мысль отправлена в «подвал», что и произошло в случае с Валентином: «А когда согласие приходит, я могу хоть сто раз себе говорить: „Я этого делать не буду“, — и всё равно ведь сделаю».

Сделает, потому что решение уже принято, или, говоря иначе, враг захватил власть в крепости. Уцелевшая защита пытается продолжить сопротивление, но она теперь лишена власти. Отныне силы направляются на воплощение вражеской мысли в действие, и это положение напоминает горбачевско-ельцинский период нашей истории, когда прорыв предателей во власть завершился развалом государства, невзирая на все попытки ему воспрепятствовать.

Не составит особого труда провести здесь подобие с табаком: вспомните, что происходило в Вашей душе, когда Вы срывались при попытках бросить курить, и вы легко обнаружите сходство с описанным здесь на примере алкоголя.

Вывод отсюда следующий:  гоните вражескую мысль прочь, как только её распознаете. Гоните жёстко и решительно, не оставляя ей ни малейшей лазейки в виде каких-либо «но». Не прогоните её, примете мысль, начнёте её рассматривать, обдумывать — рано или поздно случится беда.

Следующий важный вопрос, вытекающий из рассмотренного выше: как отличить свою мысль от чужой? Как распознать её вражеский характер? Выше мы коротко уже упоминали об этом.

По учению святых отцов православной Церкви в отношении мыслей, тесно связанных с падшим естеством человека, например с раздражительностью или обжорством, дело распознания обстоит непросто: здесь надо уметь отличать зов естественной потребности от игры на ней сторонних невидимых сил. У нас же случай намного проще: поглощение алкогольно-табачных ядов является на самом деле столь противоестественным, что распознать врага не составляет особого труда: это любая мысль, любое побуждение, так или иначе склоняющее Вас к употреблению алкоголя или табака. На первых порах такие помыслы обычно ярки, наглы, вполне откровенны и не то что хорошо заметны, а порой застят собою всё остальное прочее. Позднее, когда враг получит от Вас сокрушительные удары, он станет вести себя хитрее: всеваемые им помыслы станут принимать косвенный характер, обретать вид предложений, заворачиваться в различные внешне благопристойные обёртки, выглядеть как приглашения просто подумать, поразмыслить о том-то и том-то, к примеру, о том, что многие выдающиеся люди также употребляли спиртное и табак. Гоните их так же решительно, как и явных врагов.

Чем же нам закончить столь непростую тему? Поставим себе задачу перед сном, письменно изложив её примерно таким образом:

«Теперь я хорошо вижу и понимаю, как раньше меня обманывали чуждые мне мысли и желания. Я внимательно рассматриваю всё происходящее в моём сознании и учусь быстро распознавать вражеские мысли, толкающие меня к употреблению алкоголя или табака. Теперь я вооружен нужными знаниями, я готовлюсь использовать полученные знания в битве за свою свободу.»

Нет, не борьба с тягой самое сложное в деле освобождения. Самое трудное — суметь отделить себя от зависимости, научиться распознавать вражеские мысли-агенты и уничтожать их.

==========================================

* Интересно, что  зарубежные исследователи также подходят к этой черте, и здесь у них начинаются самые серьёзные затруднения, порождаемые их секулярным мировоззрением. При всём своём честном отношении к делу они становятся вынужденными играть в каких-то вымышленных персонажей: «гремлинов» у американцев Р. Клесгеса и М. де Бон в книге «Как бросить курить и не поправиться», либо, как это делала англичанин А. Карр, просто признать, что «в этой зависимости есть что-то дьявольское». Хорошо и довольно полно описывая вражеские мысли, Р. Клесгес и М. де Бон призывают очень серьезно к ним относиться, и это, конечно же, совершенно верно. В то же время выходит, что порождаются эти мысли какими-то  вымышленными образами, что противоречит заявленной поначалу серьёзности и сбивает с толку. Слабо разработана эта важнейшая сторона дела и у Аллена Карра.

«Страшно, что у меня эта необходимость выпить — очень часто ценой потери здоровья и жизни, уж в столько разных передряг по пьяни попадала, жуть…. и на тетураме, на таблетках пила, рожа краснела, сердце стучало, — и все равно пила дальше, знала уже, что дольше часа реакция длиться не будет. Да и аскорбинкой заранее запасаюсь, а что это все равно вредит здоровью, так по пьяни мне на это плевать. Это с утра. Потом пол-аптеки скупаю чтобы подлечиться».

Вот такой печальный рассказ об ужасном и очень часто встречающемся у нас явлении.

Тяга…. что же это такое? Что за страшная, неведомая и неподвластная сила движет человеком? Как понять, осмыслить это удивительное явление?
Когда мы говорим о тяге, то необходимо для начала разобраться в сущности явления. Взять, допустим, тягу обусловленную физиологическими потребностями организма: это чувства голода, жажды. Они труднопреодолимы, не дают покоя, от них не отвяжешься, не отстанешь. Это и не удивительно: ведь затронуты жизненные потребности организма в пище и воде!

Теперь возьмём алкоголь и табак. Являются ли они жизненно необходимыми для человеческого организма? Ответ очевиден: отнюдь! Даже если у вас появилась потребность во введении этих веществ, она всё равно является противоестественной. А раз так, то и снимается она относительно легко: со всем посторонним, чуждым наш организм расстаётся быстро и без печали. Здесь сразу слышатся возражения: да как же так, да знаете ли вы, каково на самом деле… знаю, поверьте, не по наслышке.

Вот возьмём для примера тягу к табаку. Она обычно бывает намного злее тяги к алкоголю, и тем не менее вы спите на протяжении многих часов, оставив её без удовлетворения. Известно множество примеров, когда самые заядлые курильщики напрочь забывают о табаке, оказавшись в условиях, где курение невозможно: к примеру, шахтёры в забое, или пилоты во время полёта. Присмотритесь повнимательнее к себе: много ли сигарет вы выкуриваете, оставшись дома в выходной день? И под влиянием чего вы принимаете решение взять очередную сигарету?

А теперь в случае с алкоголем: гасите ли вы тягу приёмом небольших доз водки без закуски? А если используете что-то для подавления тошноты, то не задумывались ли вы: откуда эта тошнота берётся? Ведь если организм, по-вашему, нуждается в алкоголе, то почему он этот самый алкоголь отторгает?

Беспристрастное рассмотрение показывает: нами движет не столько физическая потребность в алкогольно-табачных ядах, сколько множество взаимосвязанных причин совершенного иного рода. Коротко рассмотрим их, взяв для начала случай тяги с положительной чувственной окраской, то есть то, что обычно и принято в первую очередь понимать как тягу. Здесь механизм развития приступа тяги примерно таков: появившаяся мысль, чувственный образ или близкая возможность приобретения и употребления спиртного вызывает реакцию организма: поднимается артериальное давление, выделяется слюна, возникает какая-то внутренняя дрожь, беспокойство. Эта реакция физического тела, трепещущего перед встречей с новой порцией яда, перекрывается раздуваемым дьяволом ожиданием приятных ощущений, приносимых наркотиком в душу. Таким образом, физиологические проявления тяги являются на деле признаком «испуга» нашего физического тела, но совместно с вожделением они создают видимость всеохватной тяги: якобы весь организм желает получения дозы наркотика. Важной частью этого явления является страх перед наступающими мучениями. Именно он и ввергает вас в панику, толкает на любые шаги, лишь бы не допустить прихода расплаты за бывшее накануне удовольствие. А как её, этой самой расплаты, избегнуть? В наше ужасное время ответ знает теперь даже школьник: опохмелиться! То есть принять новую дозу спиртного, отодвигающую пресловутый бодун. Таким образом, налицо отсутствие настоящей потребности: вместо неё работают понятия и взгляды: страх, что мне сейчас будет (или уже) плохо, и стремление любой ценой эту дурноту снять, то есть главной целью здесь является уход от мучительного, дурного состояния, а так же самовнушение: «сейчас я похмелюсь и мне станет легче». Ничего общего с голодом или жаждой эта цель, согласитесь, не имеет.

И вот вы принимаете небольшую дозу алкоголя, но легче вам не становится… Радуйтесь! Я не издеваюсь, а говорю совершенно серьёзно: если небольшие дозы алкоголя вам не помогают, это говорит об отсутствии у вас потребности в этиловом спирте, а вместо настоящей абстиненции вы испытываете лишь последствия отравления, не менее, впрочем, мучительные, чем абстиненция. А вот если 50 г водки или бутылочка пива облегчила вам жизнь, то это говорит о наличии уже настоящей, физической потребности в спирте. Здесь кроется отличие абстиненции в полном смысле этого слова от последствий отравления, упомянутого в предыдущем случае: настоящая абстиненция снимается повторным приёмом небольших доз алкоголя, в то время как при отсутствии потребности в спирте небольшие дозы не помогают. Но не всё так мрачно.

Физическая потребность в спирте не стойка и быстро угасает, к тому же надо особо выделить ряд случаев, когда при отсутствии потребности в спирте повторный его приём тем не менее облегчает состояние. Достигается это за счёт самовнушения, почву которому подготовили бытующие ложные понятия о необходимости снимать последствия отравления повторным самоотравлением: мол, похмелись – и полегчает. К великому сожалению, даже литературные классики немало здесь потрудились – вспомните хотя бы М. Булгакова, его незабвенное произведение «Мастер и Маргарита», где Воланд со всей характерной для дьявола лживостью обманывает несчастного Стёпу, советуя лечить подобное подобным, уверяя Лиходеева в якобы древнем происхождении этой «мудрости». Талантливо изображенная сцена опохмеления чётко впечатывается в сознание, оставляя глубокий след в виде твёрдого ложного убеждения, делающего впоследствии возможным и внушение облегчения. Как мы теперь видим, исчезновение похмелья в этом случае может быть вызвано не только и не столько приёмом небольшой дозы алкоголя, сколько самовнушением. И вот вы, будучи крепко уверены в том, что сейчас ваши мучения прекратятся, подносите к губам новую порцию спиртного….

В фармакологии прекрасно известен эффект плацебо, когда больного сначала заверяют в даче якобы нового, экспериментального препарата обладающего невообразимым терапевтическим эффектом, но на самом деле дают ему пустышку, нейтральное вещество, — и во многих случаях плацебо срабатывает, наступает облегчение! Роль плацебо с успехом может исполнять и алкоголь, надо лишь крепко уверовать в его «исцеляющее» действие.

Другая сторона явления. Очень часто под физическую потребность в спирте маскируются привычки, или говоря более научно, условные рефлексы. Подошедшее время года, традиционная атмосфера, окружение — всё это возбуждает годами выработанные и укоренившиеся привычки, что, в свою очередь, тянет за собой и биохимические изменения: организм готовится к алкогольной атаке. Часто это ощущается в виде непонятного беспокойства, чувстве потери, непонятной утраты, суетливости — примерно как в сказках: «пойди туда не знаю куда, принеси то, не знаю что».

Ещё одна сторона дела, более глубокая и труднее всего распознаваемая, но в то же время наиболее могущественная — это требование воплощения идеи потребления алкоголя. Она почти не осознаётся, поэтому описать её влияние очень сложно. Проявляет она себя в виде мимолётных мыслей, образов, воспоминаний, каких-то отдельных, выхваченных из тайников памяти картин или образов. Все они говорят об идущей в глубинах подсознания подрывной работе: идея давит на вас, требует своего воплощения. Отрывочные помыслы начинают мало помалу сменяться демагогическими построениями оправдывающими употребление алкоголя, и уж тут-то в дело идёт всё: от произведений искусства до «муха не в ту сторону полетела» (А.Карр). И вот вашем сознании выкристаллизовывается решение: «надо пойти взять…» и далее у кого что — пивка, беленькой, винца, наполеончика, шампусика, и т.д. и т.п. Принятие решения сопровождается внутренним подъёмом, возбуждением, ожиданием скорого наступления чего-то приятного и захватывающего. Тяга ли это? Отнюдь нет. Это, как уже было сказано, влияние идеи, в корне противоречащей вашим жизненным интересам. Вот взяли вы водочки или коньячка, а о закуске подумали? Есть? Ну, тогда хорошо, а если нет?

Что же получается? Организм всеми силами отторгает вливаемый в него яд, и его надо суметь обмануть, заставить принять дозу яда. Так где же здесь тяга, где потребность? Можно ли сравнить этот случай с голодом или жаждой? Выходит, что на самом-то деле всё обстоит наоборот: вам алкоголь совершенно ни к чему, для вас он противен, отвратителен. Случаи со слабоалкогольными изделиями типа пива или шампанского более сложны, поскольку ядовитые свойства этанола оказываются здесь скрытыми низким его содержанием, но следующая за опьянением фаза не даст вам усомниться в ядовитости принятого накануне изделия. Это же явление может иметь и не столь явные формы, проявляясь в виде раздражительности, непоседливости, неясного недовольства всем и вся. Порой эта непонятная нервозность проявляется в виде телесных недугов, ставящих в тупик врачей: человек обращается с жалобами на боли в области сердца, живота, других внутренних органов, но объективные обследования не находят чего-либо определённого. Однако все эти неприятные ощущения легко исчезают после приёма спиртного или табака. Отсюда складывается ложное понятие о снятии стресса алкоголем, табаком, — человек методом «тыка» нашёл «лекарство». Но на самом деле алкоголь и табак вместо снятия чего-либо, напротив, порождают свои требования вгоняющие затем ещё дальше в западню: к требованиям программы потребления алкоголя и табака присоединяется наркотическая составляющая. Теперь приёмы ядов вызывают «успокоение» программы: неприятные ощущения исчезают, порождая тем самым видимость снятия стресса. Таким образом, в более тяжёлых случаях отказ претворения алкогольной идеи в жизнь может проявиться в разнообразных телесных расстройствах, изображающих серьёзные заболевания внутренних органов. Если такие «болезни» мгновенно излечиваются алкоголем, или хотя бы принятым решением об употреблении алкоголя — налицо явный обман вас алкогольной идеей.

Ещё одной очень тягостной и мучительной стороной, тесно примыкающей к описанному выше, являются колебания настроения: то накатывает непонятная раздражительность, то напротив — упадок, тоска, при которой жизнь кажется серой, унылой, тусклой, и свет не мил, и глаза ни на что не глядят. Всё это так же является признаком оставленных без удовлетворения противоестественных потребностей. Чтобы понять их лживость, вспомните опять-таки состояние голода или жажды: сопровождаются ли они подобным эмоциональным фоном? И почему вы, прекрасно зная свойство алкоголя усиливать депрессию и тоску, вновь и вновь принимаете этот дешёвый обман?

Другой неприятной и труднопреодолимой гранью являются различные психические атаки. Вот один из примеров:

«…. страшно выходить на улицу, кажется все на меня смотрят, оценивают, и не в лучшую для меня сторону. Страх доходил до физических проявлений — сводило мышцы от напряжения, было трудно дышать, напряжение было огромным. И конечно алкоголь как мне тогда казалось, облегчал моё положение. После приёма дозы спиртного напряжение уходило и мне становилось наплевать кто там на меня смотрит, вроде появлялась уверенность в себе».

Здесь налицо дьявольское влияние на человеческую душу, именуемое в психиатрии идеей преследования, или особого отношения. Человеку кажется, будто даже незнакомые встречные хорошо осведомлены о творящемся в его душе, что все знают о бывшем накануне его дурном поведении , о мучающих его угрызениях совести и терзаниях, все молча осуждают его, будучи одновременно готовыми воздать ему по заслугам.  Такое состояние души очень тягостно, оно сопровождается подавленностью, тревогой и страхом. Смущённый рассудок мечется в поисках выхода из ужасной западни, и…. надо ли пояснять, какой «выход» ему предлагается?

Но можно ли назвать данный случай тягой к алкоголю? Нет, здесь опять имеет место совершенно иное побуждение: уйти, любой ценой выйти из ужасного душевного состояния. В случае с алкоголем эти обманные впечатления очень нестойки, они не оказывают заметного влияния на внешнее поведение и быстро рассеиваются по мере ослабления прочих признаков отравления головного мозга этиловым спиртом.

Это лишь некоторые стороны явления, принятого считать тягой. Как видим, структура его на самом деле совершенно иная, а в большинстве случаев биохимическая основа, или физическая потребность, отсутствует вовсе.
Ну так как же быть-то? Ведь рассуждать об этом  хорошо, а каково терпеть приступы тяги?  Давать  общеупотребительные советы по их преодолению весьма непросто, поскольку  дело здесь  очень  индивидуальное.  Оговоримся сразу, что верующим во Христа Православная Церковь даёт в этом отношении богатый набор средств, требующих отдельного описания. Немного  узнать о них можно из звукозаписей занятий по освобождению от алкогольно-табачной зависимости проводимых при одном из храмов:

Борьба с тягой к алкоголю и табаку

Если вы почувствовали тягу, присмотритесь к себе внимательнее, задайтесь вопросом:

  • — Что происходит со мной?
  • — Что влияет на меня?
  • — Что действует на меня?
  • — Надо ли мне это?

Далее перечислим некоторые средства, позволяющие снизить или совсем устранить тягу к алкоголю и табаку. Средства пригодны как для верующих, так и находящимся далеко от Церкви:

  1. Переключите внимание, займите свой внутренний мир чем-нибудь.  Прослушивание звукозаписей, просмотр видео, звонок близким, чтение книги — всё это может хорошо помочь Вам преодолеть приступ.
  2. Займите чем-нибудь свои руки. При борьбе с табачной тягой очень важно нагрузить работой мышцы лица и рта: семечки, конфеты, зубочистки, и тому подобные средства существенно облегчат Вам перенесение приступа тяги. В меньшей степени эти средства помогают против тяги к алкоголю.
  3. Встаньте, пройдитесь, подышите поглубже, выпейте холодной воды, умойтесь ею. В подходящих случаях примите холодный душ — этот приём помогает как в случае с табаком, так и с алкоголем.
  4. Если Вы поддерживаете зрение специальными упражнениями для глазодвигательных мышц, (см. kurs-zhdanov.ru ) проделайте эти упражнения. Данный приём так же помогает как против табака, так и против алкоголя.
  5. Против тяги к алкоголю Вам поможет хорошая, плотная еда. При отсутствии ограничений по здоровью включите сюда острые приправы, маринованные продукты, свежие овощи, лимон. Очень полезна красная рыба и морепродукты.

Теперь несколько слов о том, что может вызвать или усилить тягу:

  1. Тягу к табаку усиливает плотная еда, крепкий кофе, чай.
  2. Большинство психотропных средств способно вызвать или резко усилить тягу к табаку и алкоголю. Использование транквилизаторов, антидепрессантов и других успокаивающих или возбуждающих средств должно быть согласовано с врачом.
  3. Томительное ожидание усиливает тягу к табаку и алкоголю.
  4. Тяжёлые переживания способны вызвать тягу как к табаку, так и к алкоголю.
  5. Праздность и скука служат наилучшей почвой для возникновения тяги к алкоголю и табаку.

Напомним некоторые общие положения :

  1. Помните, что алкогольные мучения относительно легки. Относительно — это в отношении других наркотиков, к примеру опиатов: похмелье перед их ломкой — сущее ничто.
  2. Кратковременность. Даже в случае наличия физической потребности последняя быстро стихает при прекращении приёма алкоголя. Каждый трезвый час работает на вас — с каждым часом, с каждой минутой вам делается легче и легче.
  3. Как нас ни уверяли в советские годы, и сколько бы нас ни заверяли теперь в примате материи над духом – всё это заблуждения. Первичным оказывается сознание, дух — им подчиняется материя, в нашем случае — биохимия. Выше мы уже говорили об интересных свойствах тяги к табаку исчезать бесследно на довольно продолжительное время. Как показывает опыт работы по методу Шичко, наведение порядка в своём сознании удивительным образом ведёт к исчезновению тяги — этой, казалось бы, сугубо материальной составляющей явления. Как ни странным это  покажется на первый взгляд, но собственноручное письмо на бумаге серьёзно способствует  приведению в порядок биохимии организма! Отсюда и стратегию борьбы следует строить не столько на медикаментозных средствах, сколько на работе с сознанием. Здесь прекрасным примером преодоления даже куда более серьёзной, чем алкогольная, — табачной потребности, служит эффект от прочтения книг А. Карра.
  4. Основой любого явления — хоть происходящего в душе человека, хоть общественно-политического, является идея. Не будет идеи — не будет и её требований, не будет и никаких её проявлений. Сознательная трезвость — лучшее противоядие от алкогольной идеи, и последовательное от неё избавление освободит вас от всяких подобий тяги к алкоголю.

В заключение хочется пожелать страждущим скорого освобождения от ужасов, доставляемых употреблением алкоголя. Для этого напишите на бумаге несколько коротких предложений примерно такого вида:

«Теперь я отлично вижу, как был(а) раньше обманут(а) ложными представлениями об алкоголе. На самом деле мне отвратителен ядовитый вкус и запах спирта. Я навсегда прекращаю травиться спиртным. У меня вполне достаточно сил для преодоления тяги к алкоголю, я уверенно и легко ломаю привычку употреблять спиртное».

Даже если это не совсем так, всё равно пишите примерно в таком ключе. Тем самым вы поставите себе задачу, наметите цель, к которой надо идти. Для письма лучше выбрать время, когда будете уставшими и вас потянет в сон, затем по завершении письма сразу же старайтесь заснуть. Ночью, во время сна, в глубинах вашей души начнётся таинственная работа по разрушению дьявольского механизма, неподвластного напрямую вашему разуму и воле. Однако для отражения внезапных приступов тяги пользуйтесь этим простым приёмом в любое время.  Подобным же образом поступайте и в случае с табаком. Здесь можно воспользоваться опытом известного футболиста Газзаева, описанного Н. Зиновьевым в книге «Как избавиться от табака и алкоголя». Футболист говорил себе, что тяга к табаку длится н более минуты, а минуту он всегда может перетерпеть, после чего Газзаев смотрел на секундную стрелку часов. По истечении минуты тяга стихала.  Этот хороший и простой приём мы подкрепим письменной постановкой задачи на преодоление тяги. В нашем случае она  будет выглядеть примерно так:

«Я легко преодолеваю тягу к табаку. Тяга к табаку слаба и кратковременна, она длится одну минуту. Я легко выдерживаю минуту тяги, потому что хорошо знаю о её скором окончании. Я легко преодолеваю сложившиеся ранее привычки, связанные с потреблением табака. Теперь я свободен и тщательно берегу свою свободу.»

Проснувшись, перечитайте написанное Вами накануне, и потом, в случае появления малейших признаков тяги, немедленно приступайте к борьбе с ней.

Есть и ещё один простой,  действенный, но трудновыполнимый приём борьбы: уединитесь и вслух прочитайте написанное вами, стоя перед зеркалом.  При всей кажущейся простоте это действие потребует от вас очень серьёзного внутреннего усилия, но  тяга  в таких случаях почти всегда мгновенно отступает. Если же чтение удаётся без серьёзных усилий, — здесь что-то не так. Скорее всего, вы относитесь к данному действию формально, делая его как бы «для галочки», без сосредоточенности и осмысления. В этом случае повторяйте чтение вслух ещё и ещё раз, глубоко вдумываясь в суть совершаемого вами действия.

Подчеркнём, что в данном разделе  речь шла о неотложных мерах против внезапных приступов тяги. Изложенные приёмы преодоления полноценно работают лишь при полном использовании метода Шичко, и выполнения приведенных здесь советов  ещё недостаточно для полного обретения свободы.

Прежде чем приступать к чтению этой страницы, мы предлагаем Вам принять участие в опросе:

0
Посещают ли вас сновидения с сюжетом употребления алкоголя, табака или других наркотиков?
0
Когда вас посещают эти сновидения?
0
Чувствуете ли вы что-либо наяву после таких снов
0
Алкоголь - это...

Алкоголь – яд

Как?! – воскликнет недоумённый читатель. Да что вы такое говорите? Это что ж получается: водка «Абсолют», коньяк «Наполеон», шампанское, мартини, элитные сорта вин, баварское пиво – все они содержат яд?  Правильно, дорогой читатель. Всё так и есть на самом деле. И раз мы делаем такое заявление, то должны его обосновать, а для этого  рассмотрим свойства и происхождение алкоголя как с точки зрения науки, так и наших знаний приобретённых простым житейским опытом.

Начнём с простого вопроса: откуда берётся алкоголь? В природе он является отходом жизнедеятельности микроорганизмов.       Выходит, что мы, поднося к губам ёмкость с любым, даже самым изысканным алкогольным изделием, заливаем в себя этот самый отход жизнедеятельности. Как же он выглядит с точки зрения химии? Этанол, а именно так по-научному именуется винный спирт,  имеет очень простую молекулу, состоящую из двух атомов углерода, пяти атомов водорода и гидроксильной группы ОН. Его формула C2H5(OH) Структурно молекулу этанола можно представить так:

Этанол

По своему химическому строению этанол оказывается близким к эфиру C4H10O:

Диэтиловый эфир

В промышленных условиях спирт получают как путём естественного сбраживания, так и путём синтеза. Производство этих жидкостей не требует больших затрат, налажено оно очень давно, технологии хорошо отработаны и используемое для их получения сырьё как правило очень дёшево.     Физико-химические свойства алкоголя близки к другим органическим растворителям. Все эти жидкости имеют относительно невысокую плотность – они легче воды, имеют очень низкую температуру замерзания, низкую температуру кипения, закипая при нагреве  значительно быстрее воды. Упомянутые свойства спирта и сходных с ним веществ делают их удобными для применения в самых разнообразных отраслях. К примеру, ацетон используется в лакокрасочной и парфюмерной  промышленности, эфир – как растворитель при производстве клея, спирт – как основа многих технических жидкостей.

Сходство строения  этих веществ влечёт и сходство воздействия их  на организм человека. Они легко всасываются, причём поступление в кровь спирта, эфира или ацетона может происходить не только из желудочно-кишечного тракта, но и из лёгких, чем и  объясняется использование клея токсикоманами: содержащийся там в качестве растворителя эфир поступает при вдыхании   из лёгких в кровь, и далее с током крови в головной мозг, вызывая наркотическое опьянение. Это же свойство позволяет использовать эфир в медицине, где  он ранее использовался как средство для ингаляционного наркоза. Надо сказать, что эфирный наркоз является очень сильным и глубоким, эфир обеспечивает возможность самых  сложных хирургических вмешательств, при которых могут перерезаться крупные нервные стволы, перепиливаться кости, рассекаться  самые чувствительные органы и ткани. Многие другие средства не могут обеспечить такой глубины наркоза, и используются лишь как вводные, применяемые  перед началом операции, в то время как эфир обеспечивает основное, полное и глубокое, обезболивание — такова его удивительная сила.

Но  сила эта не ограничивается одним лишь воздействием на головной мозг человека. Чудовищная энергия, заключённая в молекуле эфира, состоящей по сути из двух  молекул спирта,  позволяет ломать коленчатые валы дизельных двигателей – тяжеленные, массивные чугунные детали рассчитанные на очень высокие механические нагрузки. Детонация эфира в цилиндрах двигателя может приводить к поломкам коленчатого вала. Данное обстоятельство  было хорошо известно нашим отцам и дедам, заводившим моторы во времена Великой Отечественной, да и в наше весело-беззаботное время кое-кому пришлось с этим столкнуться: дешёвенький низкокачественный бензин с примесью эфиров ломает коленвалы моторов «волг», разбивает толкатели, гнёт штанги. Такие поломки призванных нести высокие механические нагрузки деталей вызваны детонацией – взрывообразным сгоранием топлива в цилиндрах двигателя, происходящем за счёт наличия в бензине примесей «родственника» алкоголя — эфира, причём эфир может легко воспламеняться  без искры, лишь от одного сжатия его паров в цилиндре.

Другие «родственники» этилового спирта – алифатические спирты, являются сильными ядами для человеческого организма, небольшое количество которых вызывает тяжёлое, а подчас и смертельное отравление. К примеру,  имеющий ещё более простую молекулу чем этанол,  метиловый спирт  CH3OH:

Метанол

вызывает смертельное отравление, будучи принятым внутрь  в чистом виде в количестве двух-трёх глотков. При этом внешнее сходство метилового и этилового спирта таково, что отличить один от другого в бытовых условиях практически невозможно. Печальным примером явились здесь случаи смертельных отравлений туристов в Турции  в мае 2011 года:

В Турции арестовали виновников отравлений метанолом

18.06.2011   06:13

В Турции арестовали четырех человек, которые, предположительно, могут быть причастны к отравлению российских туристов некачественным алкоголем. Полиция обнаружила подпольную фабрику, на которой вместо этилового спирта при производстве напитков использовали смертельно опасный метанол. Среди арестованных — владелец компании, управляющий турфирмы, владелец яхты и бармен.  Ранее сообщалось, что 27 мая текущего года на курорте Бодрум во время морской прогулки отравились 22 россиянина, четверо из которых скончались…., трое россиян до сих пор находятся в больнице в критическом состоянии. По данным следствия, причиной стал поддельный виски Мистер Бурдон. Коробки с контрафактным алкоголем обнаружили на борту яхты. Напиток был привезен с территории Северного Кипра. Компания, торговавшая метанолом, успела продать 12 тысяч бутылок в разных провинциях Турции.

Источник: http://www.vesti.ru/doc.html?id=481329&cid=8

В Турции скончалась вторая туристка из России

31 Мая 2011, 19:38

В Турции скончалась 20-летняя Айгуль Заляева — вторая туристка из России, отравившаяся во время прогулки на яхте. Выяснилось, что в алкоголе, который употребляли туристы, содержался технический спирт — метанол….С 28 мая в больницы начали приходить российские туристы (всего 19 человек) с жалобами на симптомы острого отравления. Одну россиянку — Марию Шаляпину — спасти не смогли, сообщает ИТАР-ТАСС.

Состояние ещё двоих наших соотечественников, которые остаются в больницах Турции — стабильно тяжелое. Остальные пострадавшие уже выписались и скоро должны вернуться на родину. ….

Источник: http://news.mail.ru/incident/6020477/?frommail=1

Печальный след в истории оставило и массовое отравление метиловым спиртом в Иркутске, произошедшее  в декабре 2016 года:

«С 17 декабря в больницы Иркутска стали обращаться первые отравившиеся спиртосодержащей жидкостью — концентратом для принятия ванн «Боярышник» (не путать с настойкой боярышника, предназначенной для медицинских целей). Данная жидкость не предназначена для использования в пищу, о чем указывалось на упаковке, однако её пили из-за присутствия в составе жидкости этилового спирта. Выяснилось, что в районе Ново-Ленино, где и были зарегистрированы все случаи отравления, кроме одного, была распродана партия, в которой в нарушение состава продукта был использован метиловый спирт. Концентрация метанола была столь велика, что главврач городской больницы № 8 города Иркутска сообщила о случаях мгновенной смерти сразу после употребления суррогата. В течение 18 и 19 декабря в больницы продолжали поступать больные с отравлением метиловым спиртом. Днём 19 декабря сообщили об обнаружении в пригороде Иркутска подпольного цеха по розливу спиртосодержащей жидкости, официально производившейся в Санкт-Петербурге, а на следующий день был обнаружен цех в Шелехове. Помимо метилового спирта, в «Боярышнике» был обнаружен антифриз. Судебно-медицинская экспертиза подтвердила, что смерть 74 человек наступила в результате отравления метанолом.» 

Источник:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B5_%D0%BE%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BC%D0%B5%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%BC_%D1%81%D0%BF%D0%B8%D1%80%D1%82%D0%BE%D0%BC_%D0%B2_%D0%98%D1%80%D0%BA%D1%83%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B5#cite_note-autogenerated1-4
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B5%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B9_%D1%81%D0%BF%D0%B8%D1%80%D1%82

Итак, алкоголь – это органическое вещество с очень незамысловатым химическим строением сходным с ацетоном, эфиром и некоторыми другими веществами обладающими  отравляющим и наркотизирующим действием на организм человека.  К примеру, ацетон при приёме внутрь или вдыхании концентрированных паров даёт опьянение, но отличаясь более сильными ядовитыми свойствами, вызывает при этом  тяжёлое поражение внутренних органов. Этиловый эфир погружает человека в наркоз. Все эти вещества – и этиловый спирт, и ацетон, и этиловый эфир выглядят как бесцветные легковоспламеняющиеся жидкости с резким особенным  запахом и жгучим вкусом. Они легко испаряются, чем вызывают при попадании  на кожу чувство охлаждения. Они хорошо растворяют жиры, а спирт к тому же прекрасно растворяется в воде.  За счёт этих свойств они легко проникают практически во все биологические среды живых организмов, что делает их сильными и быстродействующими ядами.  Попадание концентрированного спирта, ацетона, эфира на слизистые оболочки вызывает их химический ожог, в некоторых случаях  непоправимый по своим последствиям.  Введение в организм этих веществ вызывает защитную рвотную реакцию, возникающую независимо от способа введения вещества. К примеру, вдыхание концентрированных паров эфира вызывает рвоту, что вынуждает врачей-анестезиологов делать предварительную сложную подготовку больного перед дачей ему эфирного наркоза. Рвотная реакция организма на принятие внутрь этилового спирта или его растворов является ярким доказательством его ядовитых свойств: организм старается как можно скорее извергнуть вон опасное и ядовитое вещество, поэтому и   приходится  использовать в быту разнообразные приёмы подавления этой естественной защитной реакции. Лишь слабоконцентрированные растворы этанола вроде пива или шампанского, где организм не может распознать присутствие яда,  могут приниматься  без закуски. Таким образом, употребление этанола внутрь  по сути сходно с нюханьем клея и другими видами токсикоманий, поскольку сходство в молекулярном строении спирта, эфира, ацетона и подобных им веществ вызывает и сходное воздействие на центральную нервную систему человека.

Как же ведёт себя этиловый спирт в окружающей нас среде?  Надо признать честно: ведёт он себя как безжалостный убийца всего живого, поэтому и  используется для дезинфекции. Вспомните, чем протирают кожу перед тем как сделать укол?  Правильно, ваткой смоченной спиртом,  — и делается это с целью убить имеющиеся на поверхности кожи микроорганизмы. Используется спирт и для обеззараживания рук хирурга перед операцией, и для сохранения стерильности некоторых шовных хирургических материалов не выдерживающих  стерилизации высокой температурой: к примеру, лавсана. Во всех этих случаях используется свойство алкоголя убивать всё живое без исключения.

При производстве алкогольных изделий технологи сталкиваются с известной трудностью: при достижении содержания спирта в 10-12% брожение прекращается. В чём дело? Оказывается, выделяемый дрожжевыми грибками спирт убивает их самих. Вследствие гибели дрожжей дальнейшее повышение концентрации  спирта становится возможным лишь путём использования работы ферментов погибших ранее микроорганизмов, что однако требует создания  особых условий. Кстати говоря, убийственное действие алкоголя достигается обезвоживанием: концентрированный спирт  интенсивно притягивает к себе воду, высасывая её через оболочки клеток,  что приводит к их гибели.

А в чём хранят органы, ткани, целых небольших животных выставленных в качестве  музейных экспонатов? Да всё в том же спирте!       Любая органическая материя живого происхождения со временем разлагается, гниёт, портится, и этот неприятный процесс, сопровождаемый порой отвратительным запахом и видом, является на самом деле… жизнью! Да, как ни странно, но это тоже жизнь, это работа микроорганизмов по разрушению органики, по переводу её в формы,  доступные затем для усвоения другими организмами. Но в присутствии спирта останавливается всякая жизнедеятельность, и даже тлен делается невозможным. Вот поэтому в Кунсткамере по сей день в целости и сохранности хранятся в заспиртованном виде экспонаты  едва ли не петровских времён.

Под действием спирта погибают и все многоклеточные организмы: любая букашка-таракашка, любой жучок-паучок погибнут, стоит лишь капнуть на них водки. Погибают от спирта и растения. Попробуйте даже чуть-чуть попотчевать пивком комнатное растение – оно очень скоро погибнет от такого угощения. Гибнут от спирта мхи, лишайники, грибы – все формы жизни прекращают своё существование под действием простенького  вещества имеющего по понятиям органической химии донельзя примитивную молекулу.

Устроение этого мира таково, что всякая, бывшая ранее живой органическая материя усваивается другими организмами, другими формами жизни. Выделения многоклеточных организмов служат питательной средой  для микроорганизмов и растений, выдыхаемый нами углекислый газ просто жизненно необходим растениям, а вырабатываемый ими кислород в свою очередь необходим животному миру. Любые останки органической материи рано или поздно усваиваются кем-то другим. Но из этого удивительного круговорота выпадает группа химических веществ, включающих в себя этиловый спирт. Ни один живой организм не использует его, не питается им, не пытается его как-то приспособить для своих нужд – напротив, все сторонятся его как огня. Все, кроме человека. Единственный представитель живого царства – Homo Sapiens, употребляет внутрь смертельную для всех остальных форм жизни органическую субстанцию. Впрочем, почему лишь «для всех остальных»? Человека спирт убивает точно так же, как и какую-нибудь ничтожную бактерию, — вопрос лишь во времени и нужном количестве этанола.

— Но что с того, что спирт вырабатывается микроорганизмами? Молочные продукты, тесто, да и многое другое так же получается за счёт жизнедеятельности микробов. А кислород является, в таком случае, экскрементом растений – возразит скептик.

Да, кислород действительно является продуктом жизнедеятельности растений, а среди людей как-то не принято брезговать растениями. Растительная пища как и прочие растительные продукты — допустим хлопок, почему-то не вызывают у нас неприятия, отторжения, брезгливости. Но  отличается кислород от спирта тем, что первый является жизненно необходимым веществом, без которого человек погибает уже на второй минуте задержки дыхания, в то время как спирт является для того же человека ядом с наркотическими свойствами в котором никакой нужды  нет. Более того, этот экскремент обладает удивительными особенностями: как уже говорилось,  все выделения живых организмов усваиваются затем другими организмами, допустим кислород растений потребляется животными, экскременты животных в свою очередь при участии бактерий превращаются в удобрение для растений и так далее, то этанол является эдаким эксклюзивчиком, от которого в страхе бежит всё живое. Никому он не нужен — ни растениями, ни микроорганизмам, ни многоклеточным животным. Не находится этанолу места в круговороте органики — он оказывается выброшенным на обочину жизни как вещество, совершенно непригодное ни для чего живого.  Вся прочая органическая материя живого происхождения так или иначе, рано или поздно усваивается другими организмами, а этиловый спирт — нет.  Единственным исключением оказался здесь хомо (почему-то с приставкой сапиенс), который придумал употреблять этот смертельный яд для собственного, причём надо заметить — ложного удовольствия. Но что с него взять, с хомо этого? Он и табак научился курить, да и ещё много чего другого умудряется делать …   Если эти вещи преподавать в школе, то дети легко сделают отсюда соответствующие выводы. Какие же выводы сделать нам с вами? Для уяснения  и без того, казалось бы, ясного ответа, посмотрим на токсикологию спирта.

Как и у всякого вещества, у этанола есть своя смертельная доза составляющая для взрослого человека  7-8 г чистого спирта на 1 кг массы тела. Другими словами, если взрослый человек с массой тела около 70 кг примет «на грудь» 560 г чистого спирта в течении короткого времени – скажем, часа, и если при этом подавить его защитную рвотную реакцию, то несчастный просто скончается от такой дозы этанола. Для детей смертельная доза спирта в несколько раз меньше. Сколько известно ужасных трагедий, когда ребёнок погибал от налитой ему шутки ради  водки! Охмурение наших несчастных соотечественников дошло до того, что некоторые берутся поить пивом грудных детей, тем самым убивая их. Вот описание одного из таких случаев, взятого в интернете:

Жительница Омской области напоила грудную дочь пивом, отчего та скончалась

Москва. 29 июля. INTERFAX.RU — Следственные органы СКП РФ по Омской области возбудили уголовное дело в отношении 23-летней жительницы города Омска, подозреваемой в том, что по ее вине погиб 3-месячный ребенок.  По версии следствия, подозреваемая, желая успокоить свою 3-месячную дочь, налила в детскую бутылочку для кормления пиво, разбавив его детской смесью, и напоила ребенка. В результате наступила смерть ребенка.  Женщина подозревается в совершении преступления по ч. 1 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). Проводятся следственные действия по установлению обстоятельств произошедшего.

А теперь, дорогой читатель, обратимся к нашему собственному жизненному опыту. Случалось ли вам когда-либо «перебрать»? Если нет, то за вас можно только порадоваться, пожелать вам осилить наш сайт  до конца с тем, чтобы и далее  никогда в жизни вам не пришлось бы испытать на себе тяжесть алкогольного отравления. Лучше поверьте на слово тому, кто уже поимел такое несчастье:

«По окончании приятной фазы опьянения наступают последствия, которые никаким другим словом кроме отравления назвать нельзя. Отцвели цветочки, пошли ягодки: слабость, головокружение, головная боль, тошнота, рвота, отсутствие аппетита. На душе погано,  мучает непонятный страх и тревога. Ужасные, кошмарные сны. Полная немощь, неспособность что-либо делать и чем-либо заниматься. Буквально каждая клеточка организма кричит и стонет: «Я отравлена!  Мне плохо!». Можно ещё долго продолжать, описывая все «прелести» похмелья, но говоря одним словом – это самое настоящее, чётко выраженное отравление всего организма как нельзя лучше показывающее, что принятый накануне этанол – это самый настоящий яд»

Всё, что испытывает в таких случаях любой нормальный человек –  это и есть признаки самого настоящего отравления, всё это и есть проявление ядовитого действия этилового спирта принятого накануне. Признаки алкогольного отравления во многом совпадают с признаками других отравлений и не являются лишь вашими субъективными ощущениями. Они подтверждаются данными лабораторных исследований и диагностики. У молодого здорового мужчины в состоянии похмелья обнаруживается полный разгром организма: плохая биохимия, ужасная картина на ЭКГ, — всё перевёрнуто вверх дном! И если врачи не подозревают об истинной причине расстройств (ведь среди нас немало солидных, респектабельных граждан знающих о необходимости скрывать в таких случаях истинную причину хвори!), то хватаются за голову, назначают обследования, лекарства и т.д. и т.п…    Это мерзкое состояние на самом деле действительно является болезненным,  лишающим человека работоспособности и требующим медицинской помощи, как и при любом другом отравлении. Но…. представьте себе, во что превратится наша жизнь, если каждому перебравшему выдавать больничный лист, лечить его от последствий употребления? Вот поэтому и приходится официальной точке зрения в случае обнаружения остаточных признаков действия алкоголя закрывать глаза на фактическое состояние человека, не совсем безосновательно ссылаясь на одно пикантное обстоятельство: сам виноват! Но и совсем честным такой подход считать тоже нельзя, из чего можно заключить, что случаи алкогольного отравления являются по сути патовой ситуацией как для медицины так и для юриспруденции: ведь этот яд свободно и совершенно законно продаётся в продуктовых магазинах всем желающим, без каких-либо серьёзных ограничений.

Однако  наш собственный опыт общения с этанолом далеко не столь уж и субъективен. Ядовитые свойства  этилового спирта подтверждают и официальные источники:

«Санитарно-гигиенические нормы и правила» от 1999 года характеризуют алкоголь как «вещество с  доказанной для человека канцерогенностью», то есть спосбностью вызывать образование раковых опухолей.

(данные приведены А. Почекета «Сберечь свободу» Киев 2008 г.)

Выписка из Большой медицинской энциклопедии. Редактор академик Б.В. Петровский. М: «Советская энциклопедия». 1986. Том 28, С, 372-373

   ЭТИЛОВЫЙ СПИРТ

…На организм человека этиловый спирт оказывает НАРКОТИЧЕСКОЕ и ТОКСИЧЕСКОЕ действие, а затем резкое угнетение центральной нервной систе­мы. Даже в небольших дозах приводит к нарушению важнейших функций орга­низма и тяжелейшему поражению всех органов и тканей, вызывает органические заболевания нервной и сердечно-сосудистой систем, печени, пищеварительного тракта, ведет к моральной и психической деградации личности…

Однако ядовитые свойства алкоголя были известны и ранее. Ещё в 1910 году Всероссийский съезд по борьбе с пьянственной угрозой, на котором собралось 150 врачей и учёных-медиков, специально рассматривал этот вопрос. В результате вынесено специальное решение:

 «Пищевым продуктом может быть только такое вещество, которое является абсолютно безвредным для организма. Алкоголь же как наркотический яд в любых дозах наносит человеку огромный вред: отравляя и разрушая организм, он сокращает жизнь человека в среднем на 20 лет».

А как смотрит на алкоголь наука о лекарствах — фармакология? Обратимся за разъяснениями к учебнику фармакологии издания 1955 года. В те времена приходилось в прямом смысле  головой отвечать за каждое сказанное слово, не говоря уж о слове  написанном, почему и источник сталинского, по сути, периода, заслуживает безусловного доверия. Итак, авторы  С.В. Аничков и М.Л. Беленький написали, а МЕДГИЗ в 1955 году с допущения  министерства высшего образования СССР издал учебник для  медицинских институтов, который определяет ядовитость того или иного вещества в зависимости от разницы между дозой, начинающей оказывать нужное воздействие на организм, и дозой этого же вещества, вызывающего смерть:

  «Вещества же, минимальная действующая доза которых близка или совпадает с минимальной токсической дозой, для лечебных целей непригодны и могут рассматриваться только как яды».

Здесь надо пояснить, что этиловый спирт, он же этанол, он же алкоголь,  рассматривается медициной как средство для наркоза. Именно поэтому он и помещается в разделе наркотических средств после ингаляционных,  газовых и нелетучих средств – солей барбитуровой кислоты. За алкоголем  следует группа опия.  Если рассматривать этиловый спирт как наркотическое средство, то действующие дозы у него будут таковыми: концентрация этилового спирта в крови в количестве 0,4% вызывает состояние наркоза, а содержание 0,7% — смерть. Разница выходит всего в 0,3 %! При приёме внутрь  смертельная доза может колебаться в пределах 4-12 г чистого спирта на 1 кг веса тела, в то время как  доза алкоголя, вызывающая наркоз составит 3 – 5 г спирта на один килограмм веса. Разброс в данных вызван различной чувствительностью к алкоголю и множеством других факторов влияющих на его переносимость.  Но в любом случае мы видим очень малое отличие наркотической дозы спирта от  дозы, вызывающей смерть.  Если взять для  примера такое хорошо знакомое всем лекарство как анальгин, то его  предельная разовая доза для приёма внутрь составляет 1 грамм, а смертельная доза – 10-15 грамм, то есть  разовая доза отличается от  смертельной  в 10-15 раз. С этиловым спиртом, у которого эти значения почти совпадают, не сравнить и близко!

Таким образом, фармакология рассматривает алкоголь как типичный яд с очень малой широтой терапевтической действия, потому что доза вызывающая наркоз очень близка к смертельной дозе. Это  обстоятельство и побудило науку искать  для наркоза более совершенные и безопасные средства. Тем не менее алкоголь, вследствие своей распространённости и доступности, относительной дешевизны и простоты получения, использовался  для наркоза и не в столь давние времена – к примеру, во время Великой отечественной войны.

На самом же деле ядовитые свойства этилового спирта были известны ещё раньше,  с глубокой древности. Вот  что говорит Библия:

«Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше,
как оно ухаживается ровно: впоследствии, как змей, оно укусит,
и ужалит, как аспид…. »

(Притчи  Соломона 23:31)

Итак, Слово Божие сравнивает действие алкоголя с укусом змеи, сурово предупреждая нас  из глубин тысячелетий об опасности, таящейся в вине.

Выходит, что наши личные неприятные ощущения от  принятой накануне дозы спиртного  являются  не только субъективными.

Алкоголь многогранен, рядится в разные одежки и вкусы, но суть его действия одна – убийство.     Как мутагенный яд, он повреждает половые клетки женского и мужского организмов, из которых могли бы развиться новые жизни. Дети родителей, планомерно травящих себя этанолом, зачастую рождаются с умственными и физическими отклонениями. Это ослабленное потомство – будущее, которое мы устраиваем себе сами.

Как нейротропный яд, алкоголь действует на центральную нервную систему. Как протоплазматический яд, он воздействует на протоплазму живых клеток, повреждая её, вызывая кислородное голодание клеток. Но самые сильные изменения наступают всё же в головном мозге. После приёма любой дозы алкоголя – бутылки  пива, бокала вина, рюмки водки — содержащийся в них спирт всасывается в кровь, с кровотоком идёт в мозг и поражает его, а ведь все без исключения алкогольные изделия содержат в качестве действующего начала этиловый спирт. К примеру,

  • 100 граммов пива содержат в зависимости от крепости  6-12 граммов этилового спирта;
  • 100 граммов вина –12 граммов спирта.
  • 100 граммов водки – 40 граммов яда.
  • 100 граммов коньяка – 45 граммов яда.
  • 100 граммов самогона – от 20 до 70 граммов яда.

Остальное – вода и вкусовые приправки, чтобы яд можно было проглотить, чтобы привыкание к нему шло не так заметно – начиная с шампанского, пива, вин. Незаметно и быстро.

Из всего сказанного следует простой, очевидный вывод: алкоголь – это яд, его приём внутрь с целью получения опьянения является самоотравлением.

Не следует забывать собственный печальный опыт потребления спиртного. Мы склонны со временем забывать плохое, вспоминая только хорошее,  к тому же в отношении алкоголя эту нашу особенность усердно используют внутренние и внешние агенты. Но на любые образы и картины, внушающие приятность потребления алкоголя, у нас есть чёткий ответ в виде собственных знаний о последствиях такого приятного времяпрепровождения, о соотношении продолжительности приятной фазы с длительностью последствий. Этот наш печальный опыт является лучшим доказательством ядовитой природы алкоголя – и здесь не нужны ни научные выкладки, ни ссылки на источники, ни какие-либо другие доказательства. Никто не может  отнять у нас этот опыт или опровергнуть его, и нам достаточно лишь хорошо о нём помнить.

Просьба к  Вам:   Пожалуйста, подсчитайте  и напишите собственноручно на бумаге  свою смертельную дозу  алкоголя.

0
Алкоголь - это...

Наркотические свойства алкоголя

Чтобы разобраться, обладает ли алкоголь наркотическими свойствами, необходимо сначала договориться,  что считать наркотиком.  Здесь сразу начинаются сложности,  ведь производство, распространение и потребление наркотиков имеет очень глубокую социально-политическую подоплёку хотя бы  из-за    приносимых ими  прибылей,  которые  стоят на втором   месте  после  торговли оружием. Поэтому на сегодняшний день в мире нет единых общепризнанных юридических критериев определения наркотика: в разных странах существуют на этот счёт различные взгляды и подходы. Существующие официальные списки никак нельзя считать объективными, поскольку они находятся в жёсткой зависимости от политической конъюнктуры,  или, проще говоря: «кто платит, тот и заказывает музыку». О влиянии политики  на определение наркотических свойств вещества красноречиво свидетельствуют  изменения произошедшие за последние 40 лет с отечественными ГОСТами на этиловый спирт.

Несколько иначе обстоит дело с медицинским определением наркотиков. Всемирной организацией здравоохранения здесь разработаны и приняты общепризнанные критерии, но вот что интересно: даже в такой высокопрофессиональной среде происходят любопытные  изменения терминологии. В последнее время наркотики перестают именоваться наркотиками, называясь теперь психоактивными веществами, а психоактивные вещества, в свою очередь, перестали теперь называть наркотиками.  Но и это ещё не всё. Наркотики являются важным средством достижения скрытых политических целей, другими словами, сильные мира сего на деле вовсе не заинтересованы в сокращении  потребления наркотиков, напротив — в их руках это почти безотказное средство. Не брезгуют наркотиками и спецслужбы при выполнении поставленных перед ними задач, — более того, наркотики являются одним из важнейших их инструментов.

Так как же нам с вами быть? Как отличить наркотик от простого вещества, по каким признакам опознать его? Вопрос этот далеко не праздный, напротив — очень сложный и животрепещущий. Что ж, призовём на помощь наш собственный опыт, наш разум, наши наблюдения и знания. Они говорят нам, что наркотиком можно считать вещество, вызывающее:

  • — паралич духа человека;
  • — изменение сознания;
  • — паралич воли;
  • — затмение разума;
  • — стремление к повторному самоотравлению после первых проб;
  • — появление зависимости от этого вещества;
  • — потребность в увеличении принимаемых доз;
  • — появление абстиненции, то есть болезненного состояния после окончания опьянения;
  •  — особенное воздействие на организм: в случае прекращения приёма наркотического вещества, пусть даже самого длительного, и затем повторного возобновления его приёма, вся картина мгновенно восстанавливается с той точки развития процесса, на которой когда-то приём вещества был прекращён;
  • — разрушительное влияние на  жизненный уклад.

Теперь рассмотрим указанные признаки подробнее. Итак, начнём с первого: паралич духа. Если человек, находясь под наркотическим кайфом, или будучи просто пьян, зайдёт в храм и попытается молиться? Нечего и говорить о том, что его как можно скорее надо попытаться выпроводить вон — и это вполне законная, естественная человеческая реакция на чужое изменённое сознание.

Скажите, как относиться к человеку, находящемуся под действием наркотика и пытающегося при этом…. ну хотя бы сказать что-то серьёзное, значимое. Допустим, извиниться перед вами. Видя, в каком он состоянии, вы и близко его к себе не подпустите, потому что факт наркотического опьянения мгновенно обесценивает все его слова. Можно ли в таком состоянии совершать какие-то духовные действия, допустим, хотя бы попросить прощения? Ответ, думаю, очевиден. По миновании наркотического опьянения у человека наступает полная духовная омертвелость. Это состояние внутренней смерти очень хорошо известно как наркоманам — они называют его «убитостью», так и потребляющим спиртное: вот уж что  совершенно  невозможно делать будучи в похмелье, так это обращаться к Богу. Дух человека настолько парализован на следующий день после пьянки, что мирянину невозможно молиться, а священнику правилами Церкви запрещается богослужение. Эта особенность присуща пожалуй,  одним лишь наркотикам: отравления другими веществами не дают такого паралича духа и угрызений совести. На это же указывает и Ветхий Завет:

Лев. 10, 8-11.

8 И сказал Господь Аарону, говоря:
9 вина и крепких напитков не пей ты и сыны твои с тобою, когда входите в скинию собрания, [или приступаете к жертвеннику,] чтобы не умереть. Это вечное постановление в роды ваши,
10 чтобы вы могли отличать священное от несвященного и нечистое от чистого,
11 и научать сынов Израилевых всем уставам, которые изрек им Господь чрез Моисея.

Иез.44,21.
21 И вина не должен пить ни один священник, когда идет во внутренний двор.

Есть у нас интересное наблюдение одного дожившего до глубокой старости замечательного человека, прошедшего в минувшем двадцатом веке три войны. В том числе он сражался за свободу Греции, этой маленькой сегодня, но очень древней страны,  колыбели современной  белой культуры и цивилизации. Славный ветеран всегда был против употребления алкоголя, а людей склонных к выпивке  он считал ненадёжными, способными к предательству: в пьяном виде такой легко может сболтнуть лишнее. Это наблюдение очень точно отражает способность алкоголя парализовать дух человека, ведь предательство является следствием духовной слабости. У употребляющего спиртное эта важная духовная сила оказывается  подорванной и по миновании опьянения, но уже в противоположной ипостаси: исчезает чувство долга, ответственности, на их место приходит  беспечность служащая дурным знаком возможной  измены в критический момент, когда требуется напряжение всех сил человека. Эта же беспечность даёт о себе знать и в мирной жизни, когда пьющий перестаёт заботиться о своих близких, а по мере погружения в зависимость — и о себе самом. Здесь очень важно отметить, что это духовное бессилие простирается отнюдь не на одно лишь состояние похмелья. Оно длится значительно дольше и даже после полного отказа от алкоголя эти высшие духовные качества  восстанавливаются лишь около года спустя, а то и позже. Отсюда следует, что у употребляющего  алкоголь по сути почти всегда дух оказывается ослабленным, его моральные силы — подорванными. В повседневной спокойной жизни это может оставаться незаметным, но при наступлении серьёзных испытаний слабинка даст о себе знать по пословице: «где тонко, там и рвётся».

Воистину, грех мертвит душу!

Следующий признак: изменение сознания. Под сознанием принято понимать ориентировку человека в пространстве, времени и собственной личности. Именно поэтому алкоголь запрещается водителям транспортных средств: человек в состоянии даже лёгкого опьянения не может верно оценивать скорость, расстояние, не может правильно рассчитать тормозной путь, что ведёт к самым ужасным авариям.
Изменение сознания даёт о себе знать и в оценке собственной личности, в критическом восприятии проистекающих в душе чувствах и желаниях. Хорошим примером изменения сознания может служить такой рассказ:

«Алкоголь является наркотическим ядом, и я поняла это на собственном опыте. Нездоровое возбуждение, предвкушение охватывали меня гораздо раньше приёма первых доз алкоголя. Как только я позволяла себе поболтать с алкогольными мыслями и позволяла (вполне естественно и ежедневно) им победить какие-то ростки собственных сомнений в том, что поступаю правильно, — алкоголь захватывал мой мозг. Я знала о последствиях, знала, что лишаю себя адекватности и здоровья, но это меня не останавливало». 

Здесь мы столкнулись с наркотическим свойством алкоголя – его способностью изменять сознание человека, причём ещё даже до принятия первой дозы. Такое действие вкупе с подавлением критики (знала, что будет плохо, но всё равно делала) очень свойственно  наркотикам. И далее:

«Я жила ожиданием встречи с алкоголем. Отравления ещё нет, а глаз лихорадочно блестит, речь становится неровной и возбуждённой, могли начать подрагивать руки, решения принимались на уровне «отвяжитесь, у меня тут более важные проблемы». Алкогольный враг, видя мою абсолютную капитуляцию, неистово отплясывал во мне свой смертельный танец ещё перед первой рюмкой.»

И ещё одно краткое, но верное высказывание:

«Выпиваешь бутылочку крепкого пивка, а проще говоря, ёршика, и жизнь меняется на глазах. Она-то, конечно на самом деле не меняется, меняется сознание».

В отношении паралича воли всем прекрасно известно, какая воля может быть у потребляющего наркотик: её попросту нет, она накрепко связана, парализована. Ярким доказательством служит здесь потеря контроля после приёма первых доз, когда возникает почти непреодолимое влечение к наркотику, требующее вновь и вновь повторять его приём. Вот продолжение описания процесса в одном из случаев:

«При приёме первой рюмки по телу разливалась приятная истома и усиливалось возбуждение – бежать, что-то срочно сделать героическое, за что потомки обязательно наградят памятником. Алкогольный враг, сидящий внутри, требовал: ещё, ещё, быстрееее!!! Бегом пара рюмок, — и я начинала уходить в мир иллюзий, где появлялось ощущение всемогущества, полёта, по-настоящему важные вещи уродливо трансформировались в отравленном мозгу, глупые мелочи приобретали колоссальное значение. Мысль внутри металась по закоулкам нереального лживого лабиринта, а казалось, что парит сверху над сущим, мудрым взором окидывая владения. «Ещё, ещё» и до заоблачных высот росла самооценка. Речь становилась всё более бессвязной, но рассуждать тянуло о судьбах вселенной, решать хотелось глобальные проблемы, советы раздавались направо и налево. Безумно повышалась болтливость! Появлялось ощущение, что все государственные проблемы решались здесь, на кухне и «на раз», серьёзные личные проблемы при этом уходили на задний план, замыливались для сознания. «Ещё, ещё» и полностью терялся самоконтроль, уходила критика по отношению к собственному состоянию, поступкам и мыслям. Происходила полная подмена реальности наркотическими бреднями» 

Паралич воли ярко проявляет себя и в опьянении, когда почувствовав наркотическое действие алкоголя, человек уже не в состоянии отказаться от приёма следующих доз наркотика. Поэтому для срыва часто бывает достаточно совсем небольшой, однократно принятой дозы, что отлично знает наш невидимый враг. Он и использует против нас алкоголь как средство, парализующее нашу волю, после чего мы становимся послушным зомби в его руках, принимая дальше дозу за дозой, совершенно не считаясь при этом ни с какими жизненными обстоятельствами: ни с тем, что пропиваются последние деньги, ни с тем, что завтра надо идти на работу, ни с тем, что тебя ждут родные и близкие, – ничто уже не может остановить дьявольский маховик наркотического опьянения. Многие пьющие в конце концов вынуждены признать: у меня теряется контроль.  Зададимся вопросом: а почему контроль вообще необходим в случае с алкоголем? О чём говорит такая необходимость? Почему  надобности в подобном контроле не возникает в иных случаях?

Однако паралич воли даёт знать о себе не только в состоянии опьянения. Безволие наряду с бессилием – яркий признак, сопровождающий самоотравление алкоголем. По миновании опьянения, когда человек внешне выглядит трезвым, внутри  у него сохраняется какая-то странная омертвелость, неспособность и нежелание ни к каким усилиям, действиям, побуждениям о которых мы уже упомянули выше, когда речь шла о параличе духа. Пойдёт ли человек, находящийся в состоянии похмелья, на митинг, на баррикады? Обратиться ли он в суд для защиты своих интересов? Станет ли стоять в пикете, выражать протест, требовать, добиваться? О каких волевых действиях может идти речь, когда на уме лишь одно, столь характерное для пострадавшего мозга, желание покоя и расслабления? Ведь не только тело, но и дух требует немало времени для возврата к своему естественному состоянию. Происходит это отнюдь не так быстро, как может показаться со стороны:  для восстановления самых простых  волевых качеств  требуется несколько дней, а то и не одна неделя, а возврат более высоких свойств духа требует, как уже было отмечено выше, ещё бОльшего времени. И вот ведь что интересно: стоит только маленько придти в себя, как почему-то тут же напиваешься вновь… и вновь  ты теперь на много дней вперёд стал полутрупом, ни к чему не способной мумией, лишь внешне создающей видимость жизнедеятельности. В далеко зашедших случаях дело доходит до утраты всякого доверия: даже совершенно трезвому становится опасно давать на руки деньги или какие-либо другие ценности. В советские годы для таких случаев было предусмотрено лишение дееспособности – правовая мера, оставлявшая человека на свободе, но лишавшая его возможности распоряжаться деньгами и имуществом.  Все эти интересные закономерности с вытекающими отсюда обстоятельствами издавна хорошо известны политикам, использующим алкоголь для снятия нежелательного для них общественного напряжения.

Затмение разума при наркотическом опьянении настолько очевидно, что не требует доказательств.

«Ещё, ещё», а дальше — не помню. Последние годы просто не помню, как попадала в кровать. Я могла ещё что-то бормотать — рассказывать по пять раз, могла даже (по рассказам окружающих) двигаться, сшибала косяки, изумляясь утром, откуда взялись синяки по всему телу, не могла вспомнить, откуда на лице царапины. Сознание к этому времени уже было отключено. Им полностью овладевал наркотик. Из-за постоянных амнезий  (амнезия – утрата памяти за какой-то период времени — прим. ред. ) я практически отказалась пить в компаниях».

Пострадавший не может вспомнить, что с ним было – в его памяти зияет чёрный провал, выпадение. Выше мы только что упомянули паралич воли, проявляющийся в частности, в  неспособности остановить приём новых доз наркотика. Казалось бы, здесь должен вступить в действие разум! Ведь  он останавливает  нас в других случаях получения приятных ощущений: катании на каруселях, лакомстве мороженым, наслаждении красотами природы. Но в случаях наркотического опьянения такового не происходит, потому что рассудок оказывается помрачённым.

Потребность в увеличении принимаемых доз, или по-научному — изменение толерантности,  является ярким признаком наркотических свойств вещества. Выражается оно в том, что по мере погружения в зависимость человек становится вынужден переносить дозы наркотика, многократно превышающие смертельные для людей, с этим наркотиком незнакомых. При повторных введениях вдруг обнаруживается, что прежние количества уже  не дают нужных ощущений, отчего для достижения желаемого опьянения их приходится увеличивать. Это происходит из-за обороны, выстраиваемой физическим телом против вводимого в него наркотического яда: организм вынужден собирать всё больше сил на его обезвреживание, поэтому и наркотика   всякий  раз требуется всё больше: ведь возводимую защиту надо пробить, и лишь после её преодоления появляется чувство удовольствия. В случаях с опиатами увеличение доз достигает невероятных размеров: втянувшийся наркоман становится способным переносить количества в десятки, а то и в сотни раз превышающие смертельную дозу для нормального человека. Подумать только: несчастный вводит себе столько наркотика, сколько достаточно для убийства сотни человек! Более того, дьявольский механизм зависимости требует введения таких количеств наркотического яда. Кому придёт в голову считать это признаком богатырского здоровья?! А вот в отношении алкоголя бытует именно такое мнение: чем больше принятая доза и чем твёрже и дольше человек держится на своих двоих, тем он якобы здоровей и крепче. Явление роста толерантности было известно с глубокой древности, и уже тогда оно было тревожным признаком надвигающегося неблагополучия. Интересно, что Священное Писание отмечает взаимосвязь гордыни и способности потреблять большое количество вина,  но эта древняя истина  оказалась прочно забытой сегодня, когда по неразумию многие пытаются гордиться ростом толерантности. Однако книга пророка Исайи предупреждает:

Ис. 5. 21 — 24

21 Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны пред самими собою!
22 Горе тем, которые храбры пить вино и сильны приготовлять крепкий напиток,
23 которые за подарки оправдывают виновного и правых лишают законного!
24 За то, как огонь съедает солому, и пламя истребляет сено, так истлеет корень их, и цвет их разнесется, как прах; потому что они отвергли закон Господа Саваофа и презрели слово Святаго Израилева.

Похмелье, или абстинентный синдром — особое, крайне мучительное состояние, развивающееся по окончании приятной фазы опьянения и снимающееся повторным приёмом доз этого же вещества.

«Стоило мне вынырнуть хоть ненадолго из этого наркотического ада, как приходили страхи, тревога, невозможность на чём-то сосредоточиться, отсутствие сна. Рвота желчью с кровью, тряска всего организма, холодный обильный пот. Моя истинная сущность просто криком исходила: «Что ты делаешь? Доколе?» Я отказывалась отвечать на этот вопрос и выбирала лёгкий путь ухода от ответа – заныривала обратно. Мне нечего было сказать, я шла на поводу у своей зависимости. Я скрывалась от реальности, и наркотик-алкоголь тут же подставлял мне своё «дружеское» плечо. Понижение дозы этанола в организме вызывало столь страшные физические муки и психические метания, что я вновь и вновь испытывала проверенный способ послать реальность подальше и опять погрузиться в мир наркотических иллюзий».

Здесь необходимо отметить, что между настоящей абстиненцией и последствиями отравления алкоголем существует огромная разница. До недавнего времени невообразимая путаница в этом вопросе царила даже в научной среде, и лишь в последние годы эта сторона дела начала мало-помалу проясняться. Как отличить настоящую абстиненцию от отравления? Говоря коротко, обычные последствия отравления алкоголем не снимаются повторным приёмом небольших доз, в то время как все или почти все проявления абстиненции исчезают после опохмеления. Подробнее эта сторона дела рассмотрена отдельно в главе «Похмелье».

Особым свойством наркотика является и появление стремления к повторным его приёмам, не взирая ни на какие ужасы, произошедшие с человеком после предыдущих проб.

«Странно, что после всего этого – ведь понимала же иллюзорность всего происходящего, видела, что алкоголь только вредит мне и моему организму – я вновь и вновь как бабочка летела на этот огонёк. Могу объяснить это только тем, что я стала зависима от алкогольного наркотика».

Эта сторона дела именуется в науке психологической зависимостью, и её возникновение объясняется воспоминаниями о приятных ощущениях, влекущих к желанию повторения приятного с наивными надеждами избежать на этот раз нежелательных последствий самоотравления. Психологическая зависимость особенно быстро возникает, развивается и укрепляется при употреблении так называемых слабоалкогольных изделий: шампанского, пива, лёгких виноградных вин и появившихся в последнее время всевозможных дешёвых коктейлей  расфасованных в цветастые алюминиевые баночки. Во всех этих случаях присутствие наркотического вещества этанола искусно скрывается всевозможными добавками, среди которых порой встречаются и действительно полезные для организма вещества, как например, в квасе или виноградном вине. Однако их присутствие лишь усиливает коварство: враг скрытый всегда намного опаснее врага открытого, заметного. В то время как более крепкие растворы спирта вызывают выраженную защитную реакцию, в случае с пивом и шампанским такого не происходит: здесь враг тщательно укрылся за низкой концентрацией, за различными пищевыми добавками и углекислым газом, обманув тем самым наши защитные системы и беспрепятственно проникнув в организм. Невысокое содержание спирта вместе с другими особенностями слабоалкогольных изделий позволяют обходить как биологические защитные  барьеры организма – не возникает рвоты, не требуется закуски, нет поначалу выраженных признаков отравления, так и обманывать человека чувственно: опьянение протекает преимущественно с приятными ощущениями, без вызывающего стыд и смущение непотребства. Отсутствие защитной тошноты и рвоты в сочетании с приятными ощущениями  даёт почти мгновенное появление психологической зависимости, отчего в сознании складывается картина возможности внешне благополучного потребления алкоголя: совесть, бдительность, разум усыплены, ворота наркотику распахнуты настежь. Приходи, хмель, и владей мною!

Помимо этилового спирта, подобные необычные ощущения дают и другие средства для наркоза,  к примеру этиловый эфир, оксибутират натрия, каллипсол. Будучи принятыми в дозах меньших, чем требуется для наркоза, они так же дают различные картины опьянений, могущих легко привести к психологической зависимости: даже от однократной их пробы  вполне возможно возникновение желания повторно ощутить необычное состояние. Из словаря Г.А. Шичко:

ОПЬЯНЯЮЩИЕ ВЕЩЕСТВА — вещества, вызывающие состояние опьянения. К ним относятся многие яды: этанол, метанол, антифриз и др.

Ничего нового в наших наблюдениях нет. Потеря контроля при употреблении, стремление к повторному самоотравлению  являются типичными признаками наркотика, указанными ещё в Ветхом завете:

Притчи 23:31-35

Били меня, мне не было больно; толкали меня, я не чувствовал. Когда проснусь, опять буду искать того же

Особенное воздействие наркотика на организм проявляется в том, что наркотик оставляет в организме какой-то невидимый след, который в нормальной жизни никак себя не проявляет и  ничем не мешает. Но стоит лишь раз попасть наркотику в организм вновь, как зависимость мгновенно оживает, причём, как правило, в ещё более ужасном виде, чем раньше.

«Я несколько раз выдерживала месяца по два. Я отказывалась работать над собой, и наступал момент, когда наркотик брал надо мной верх – в радости или при проблеме. И каждый раз, несмотря на то, что организм вроде как более-менее восстановился, всё начиналось с той же точки – нездоровое возбуждение перед, полная потеря самоконтроля и самокритики во время, агрессивность и амнезия после приёма алкоголя. Плюс мой наркотический враг будто навёрстывал упущенное, пытался напитаться впрок. Это были самые мерзкие запои по накалу физических и душевных мук, выползать из них было гораздо сложнее, чем раньше. Всё возобновлялось как в кошмарном сне – с того же момента, но гораздо злокачественнее! Наркотическая зависимость сидела внутри и ждала своего часа, а дождавшись, растаптывала меня до мяса».

При прекращении приёма наркотика вместо исчезновения вызванных им ранее изменений происходит остановка, если можно так выразиться – инкапсуляция, когда процесс как бы впадает в спячку. Враг уходит в подполье, однако он продолжает внимательно наблюдать за происходящим и ждать удобного момента для нападения. Новые дозы спиртного мгновенно выводят врага из состояния оцепенения – он оживает подобно скукожившимся червям, на которых плеснули воды, и вновь начинает свою бурную деятельность, разворачивая зависимость со всеми типичными её проявлениями, бывшими на момент прекращения наркотизации. Первоначальная переносимость алкоголя уже не восстанавливаются, а процесс продолжается с той точки, на которой он был остановлен. Более того, враг старается как бы наверстать упущенное: хорошо известно, что срывы после лечения протекают более злокачественно: если до лечения запои продолжались 3-4 дня, то теперь они длятся неделями, если запои возникали с периодичностью 2-3 раза в год, то теперь их частота возрастает. Во всех этих проявлениях хорошо видна дьявольская  природа порока, известная с глубокой древности и ярко являющая себя на примере алкоголя в наши дни, о чём предостерегает Евангелие:

Мф. 12:
43 Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит;
44 тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным;
45 тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом.

Помимо религиозного взгляда, это так же объясняется и большим вредом, причиняемым наркотиком, – организм не может «забыть» такого потрясения и сохраняет защитные свойства против наркотика на всю оставшуюся жизнь. Вот только используется эта защита против самого же организма…

Разрушительное влияние на  жизненный уклад. Вряд ли надо здесь что-то доказывать или приводить примеры, они и без того у всех перед глазами. И алкоголь, и другие наркотики могут привести и часто приводят человека на самое дно жизни. Более того: можно с уверенностью сказать, что на дне как правило и оказываются из-за употребления наркотиков.  Исключение здесь составляют лишь  известная с глубокой древности игровая зависимость, обходящаяся без химического воздействия на организм. Не взирая на отсутствие оного,  она тем не менее приводит к тому же печальному концу: человек вынужден бросать семью, дом, работу или службу, бежать, скрываться, многие при этом сходят с ума, кончают жизнь самоубийством.  Множество таких примеров описано в классике – вспомните хотя бы «Пиковая дама»  А. С. Пушкина.

Другим  исключением служит здесь  табак, употребление которого не приводит к крушению всего жизненного уклада. Почему так получается, станет видно при рассмотрении темы «Духовные причины зависимости

А теперь посмотрим на перечисленные признаки: свойственны ли они алкоголю? Ответ очевиден: несомненно! Все указанные признаки в полной мере относятся как к наркотикам, так и к алкоголю, что и подтверждается приведёнными рассказами очевидцев, прошедших ужасы алкогольного ада:

«Мне наплевать было на ароматизирующие добавки, скрывающие настоящий вкус и запах спирта, хотя сам этот вкус и запах всегда был мне отвратителен. Тем не менее, жрал я его через силу, заставляя себя глотать яд, подавлял рвоту закуской, не было закуски — просто запивал водой, и интересовало меня в алкогольных «напитках» лишь количество градусов, и чем этих градусов было больше, тем данный вид «напитка» был для меня желаннее. Так я скатился до глубин этого ада, когда уже не хочешь — а пьёшь, когда хочешь остановиться, а сам вынужден искать любую спиртосодержащую жидкость, и здесь уже плевать, что это будет — джин бифитер или тройной одеколон.» 

Яркими доказательствами наркотических свойств алкоголя является оценка алкогольных «напитков» не по вкусовым качествам, а по количеству содержащегося в нём спирта. Если в отношении вина ещё приемлемы понятия органолептических качеств и свойств, то о водке и ей подобных алкогольных изделиях говорить в этом отношении бессмысленно. Здесь оказываются востребованными уже исключительно наркотические свойства этанола.

Конечно, не все перечисленные  здесь признаки проявляются одинаково у всех наркотиков. У некоторых из них отдельные качества могут отсутствовать или быть выраженными слабо. Как уже говорилось, употребление табака не ведёт на самое дно жизни, а в случаях игровой зависимости химический агент отсутствует вовсе, хотя она нередко доводит до самоубийства. Последнее обстоятельство чрезвычайно важно, поскольку оно указывает на нематериальную природу зависимостей. Тем не менее,  одновременное сочетание нескольких приведённых здесь свойств даёт достаточные основания считать то или иное вещество наркотиком. Надо заметить, что в сложных  случаях заключение всегда выносится на основании ряда признаков и других сторон образующих полную картину, в то время как вывод построенный лишь на одном каком-то признаке вероятнее всего будет ошибочным.

О наркотических свойствах алкоголя медицина знает более трёхсот лет.  Сто лет назад выдающимися русскими учёными Павловым, Бехтеревым, Введенским, Эрисманом и другими на основе проведённых фундаментальных научных исследований было доказано, что алкоголь – наркотик, поэтому причислять спирт к пищевым продуктам совершенно недопустимо.  Алкоголь соответствует всем признакам наркотического вещества без всяких оговорок.  В самых безвыходных случаях его использовали в качестве наркоза при операциях, где он за счёт своего наркотического эффекта даёт потерю болевой чувствительности.  Возьмём учебник фармакологии 1955 года издания, допущенный министерством высшего образования СССР в качестве учебника для медицинских институтов*.

С.В. Аничков и М.А. Беленький. Учебник фармакологии. МЕДГИЗ. 1955 г.

С.В. Аничков и М.А. Беленький. Учебник фармакологии. МЕДГИЗ. 1955 г.

Алкоголь помещён здесь в одном разделе с нелетучими наркотическими средствами, наряду с барбитуратами и хлоралгидратом. После алкоголя следует группа опия:

оглавление - С.В. Аничков и М.А. Беленький. Учебник фармакологии. МЕДГИЗ. 1955 г.

Оглавление — С.В. Аничков и М.А. Беленький. Учебник фармакологии. МЕДГИЗ. 1955 г.

Благодаря появлению более совершенных препаратов медицина отказалась от использования этанола в качестве наркотического средства, что вызвано очень узкой наркотической широтой алкоголя – пьяный всё равно боль чувствует, а напоить его до полного бесчувствия очень опасно: человек может умереть от остановки сердца и дыхания.  А вот как определяет алкоголь Геннадий Андреевич Шичко:

ВИННЫЙ СПИРТ (лат. spiritus — змеиное шипение, благоухание, дуновение, дыхание, жизненная сила, душа, дух и др.) — бесцветная жидкость жгучего вкуса и неприятного запаха, отличается высокой токсичностью и наркотизирующим действием. Химическая формула – С2Н5ОН, синонимы: этанол, этиловый алкоголь, этиловый спирт. По действию на организм относится к наркотикам жирного ряда, наркотический эффект проявляется при сравнительно больших дозах. Дозы, вызывающие наркоз, мало отличаются от смертельных, поэтому при операциях применяется только в чрезвычайных случаях. Смертельное количество для взрослого 300-400 мл 96% спирта при приеме его в течение часа или 250 мл в случае приема в течение 30 мин. Для детей смертельной дозой могут быть 6-30 мл 96% этанола.

Вино в религиозном смысле слова является совершенно особым веществом с особым назначением и свойствами, их рассмотрению посвящена отдельная глава «Церковь и вино  Так как здесь у нас речь идёт о наркотических свойствах алкоголя, давайте посмотрим на вино и его употребление с этой точки зрения. В древности вино перед употреблением разбавляли водой, разбавляют его и в таинствах Церкви. А теперь скажите, дорогие современники: много ли вы знаете случаев, чтобы в наши дни вино перед употреблением разбавляли водой? Не наоборот ли обстоит дело? Чем являются креплёные вина, как не раствором с искусственно повышенным содержанием спирта? То есть, попросту говоря, в наши дни поступают прямо противоположным образом: в вино добавляют спирт ради придания вину  наркотических свойств.

Но наркотические свойства алкоголя были известны и в глубокой древности, начиная со времён Ноя. Именно в отношении этих наркотических свойств и даются суровые предупреждения в Священном Писании, где есть указания и на буйства, и на беспамятства, и на прочие хорошо известные алкогольные «прелести»:

Вторая книга Ездры, Глава 3
18
О, мужи! Как сильно вино! Оно приводит в омрачение ум всех людей, пьющих его;
19
оно делает ум царя и сироты, раба и свободного, бедного и богатого, одним умом;
21
и все сердца делает оно богатыми, так что никто не думает ни о царе, ни о сатрапе, и всякого заставляет оно говорить о своих талантах.
22
И когда опьянеют, не помнят о приязни к друзьям и братьям и скоро обнажают мечи,
23
а когда истрезвятся от вина, не помнят, что делали.
24
О, мужи! Не сильнее ли всего вино, когда заставляет так поступать? И, сказав это, замолчал.

Теперь возьмём научное определение Геннадия Андреевича Шичко, данное уже в наше время:

«АЛКОГОЛЬНАЯ НАРКОМАНИЯ — алкоголизм. Этиловый спирт является наркотиком, поэтому, с одной стороны, к нему развивается пристрастие, с другой — он вызывает наркоз, то есть потерю сознания и в связи с этим полное обезболивание.  Все пьющие приёмом новой порции алкоголя вносят очередной вклад в формирование потребности. Скорость её появления зависит от алкоголизмийности, то есть от степени подверженности человека алкоголизму, а она зависит от многого, в том числе от пола, возраста, здоровья, перенесенных заболеваний, особенностей мозга и т. п. (а так же и от этнического происхождения – ред.). Известно, что всякий пьющий сокращает свою предстоящую жизнь, причём алкоголики на 10-20 лет. Если Вы перенесли сотрясение мозга, то спились в 5 раз, а то и в 10 раз быстрее, чем в норме; если пила Ваша мать в период беременности, то алкоголизм наступил еще быстрее. Людей, застрахованных от алкоголизма, не существует. Если бы Вы реже прикладывались к бутылке и поглощали менее крепкие напитки, то, возможно, сейчас шествовали бы по пути алкоголизмии, а не алкоголизма. У каждого человека имеется своя критическая программа поглощения спиртного, превышение которой приводит к алкоголизму. Если, допустим, Ваша критическая программа предусматривала употребление по 350 мл креплёного вина в праздники, то соблюдая её, Вы могли оставаться пьяницей до наступления средней продолжительности жизни (в СССР для мужчин она — 64, для женщин — 74 года). Если бы Вы «обмывали» и личные важные события или переключились с вина на водку, то стали бы алкоголиком. Никто из пьющих не знает свою критическую программу, к тому же она со временем изменяется. Если бы существовали методики определения этих программ и Вас через каждые 5-10 лет с их помощью обследовали и сообщали об опасном режиме поглощения спиртного, а Вы игнорировали советы и пришли к алкоголизму, то ответственность за это легла бы на Вас. На сегодня таких методик нет, поэтому вменять в вину Вам алкоголизм неправильно»

Отсюда следует очевидный вывод: алкоголь при приёме внутрь является типичным наркотиком со всеми присущими другим наркотическим веществам свойствами, и возникающая от спиртного зависимость – это основной, а не побочный эффект потребления алкоголя. Опасность алкоголя как наркотика состоит в его повсеместности и легкодоступности. Он продаётся в любых количествах наряду с продуктами, предлагается в любом баре как напиток. При этом ещё до революции медики били тревогу: алкоголь – это не пищевой продукт!  Однако сложившаяся обыденность его потребления и ложное разделение понятий «алкоголь» и «наркотик» скрывает истинную сущность наркотической смеси – основы для всех водок, шампанских, коньяков,  джин-тоников и прочего спиртосодержащего пойла, что вполне устраивает дельцов от алкогольного бизнеса. Если про наркотики все знают, что это вредно и противозаконно, то алкоголь, несмотря на свой ярко выраженный наркотический эффект, законен! Поэтому-то он и особо опасен, своей доступностью он  выкашивает целые страны и народы.

Надо сказать,  практически все вещества с психоделическим действием, то есть способные изменять обычное психическое состояние человека, представляют собой опасность. Их приём вполне способен вызвать психологическую зависимость, и если раньше эта угроза не была столь явной, то в последние десятилетия из-за внедрения культа гедонизма она возросла неимоверно. Вспомним, каков сейчас порядок назначения и отпуска психоактивных веществ. Легко ли получить законным путём хотя бы реланиум, столь широко использовавшийся ранее? А слабее ли реланиума оказывается алкоголь? Почему же он продаётся любому взрослому без ограничений?

Мы видим то недоумение, что охватывает многих прочитавших эту главу. Вроде бы всё так, но…  но ведь алкоголь с древности стал частью нашей культуры, его употребляют даже на официальных церемониях и иных подобающих случаях, он обязателен в элитарных кругах общества. Как увязать эти очевидные истины с понятиями о наркотической природе алкоголя?  Ответ на этот вопрос требует отдельного места и времени, однако здесь мы пока коротко заметим, что порой в нас вводит в заблуждение видимое внешнее благополучие сильных мира сего,  звёзд  эстрады и других употребляющих наркотики. Отсюда невольно напрашивается мысль о безопасности или незначительности вреда, об отсутствии серьёзной угрозы, которую несёт употребление наркотика. На самом деле их хорошие жизненные  условия  в известной степени сглаживают приносимый наркотиком вред, нам же такие условия недоступны, поэтому в нашем случае вред будет намного больше. Кроме того, очень большую роль здесь играет  острая  необходимость скрывать последствия порока, отчего небожитель всеми силами старается  выглядеть внешне благополучным, скрывая отрицательные последствия своего увлечения,  пытаясь спрятать их за малыми дозами  наркотика.  Однако дым костра безвреден, что не означает безвредности табакокурения. Так же и отсутствие видимого вреда от малых доз алкоголя не означает его безвредности.

Сбросив гипноз нейролингвистического программирования, пора, наконец, увидеть очевидное: алкоголь – опаснейший наркотик, используемый для паралича нашей воли, затмения разума и увода из мира реальности в долину смерти.

Под словом «травма»  в первую очередь принято понимать повреждения тела возникающие под грубым механическим воздействием на него.  Общеизвестны  и травмы душевные. Однако помимо этих двух видов, есть травмы химические, наиболее частным примером которых является воздействие алкоголя на головной мозг.  Табачные яды так же травмируют центральную нервную систему, хотя и в меньшей степени, чем алкоголь.

…Выпили вы вроде бы немного. В голове приятный шумок, на сердце легко и весело. Однако вскоре эти приятные ощущения сменяются сонливостью, слабостью, вялостью, головокружением. Если доза принятого алкоголя была побольше, то на следующий день может появиться  тошнота, отсутствие аппетита, снижение работоспособности, вялость, сонливость. Картина общеизвестная, и во избежание её появления существует тьма всяких советов и способов. Однако при этом даже многие специалисты не замечают её разительного сходства с лёгкой степенью сотрясения мозга, сопровождаемым точно такими же признаками. То же головокружение, та же тошнота, то же снижение работоспособности, та же вялость с сонливостью… Последняя говорит о повышенной потребности мозга в отдыхе, возникающей вследствие вроде бы довольно безобидной выпивки:

 «Недавно я заступил в караул с трезвым бойцом, который был пьян накануне, но протрезвел ко времени заступления. Напарника, который моложе меня лет на двадцать, быстро сморил сон. Я решил не тревожить его и сам простоял на посту до рассвета. Утром  всё же  его поднял, чтобы передохнуть немного самому. Он встал, укутался потеплее, присел поудобнее, отставил в сторону свой автомат и уснул опять. Будить его снова, требовать, читать нравоучения как-то не хотелось, и поэтому я уж решил  стоять за него всю смену до конца. Такое получилось не только из-за расхлябанности и небрежного отношения к службе,  но главным образом из-за химической травмы мозга, коей и является бывшее накануне алкогольное опьянение.  Чтобы изгладить последствия такой травмы, мозг нуждается в дополнительном отдыхе, и эта повышенная потребность в сне сохраняется на протяжении нескольких дней по миновании  опьянения. От ядовитого действия спирта страдает и деятельность других отделов мозга, причём всех без исключения, вплоть до ухудшения зрения и слуха.  А теперь представьте себе караул, в котором все или большинство бойцов испытывают последствия прошлого опьянения… А уж о том, как идёт служба при употреблении спиртного на посту, говорить вообще излишне. К великому стыду и сожалению, это позорное явление у нас, увы, не редкость.

Прочитав  письмо с описанием этого случая, один мой друг ответил:

«Эххх… Вспомнил роман про Степана Разина, как раз там было такое место, когда под утро все его казаки валялись по всему берегу как трупы после ночи пьянства. И единственный непьющий соратник говорил ему: «Вот оно, войско твоё непобедимое. Приди сейчас полсотни стрельцов — всех вырежут. Спокойно, с перерывами».

 Ничего с тех пор не изменилось, поэтому давно пора назвать вещи своими именами:  алкоголь это яд и наркотик, который совершенно обоснованно следует отнести к психодизлептикам, то есть веществам, расстраивающим высшую нервную деятельность человека.»

(В.Н. Ельников.  «Рубежи Новороссии», глава «Первая потеря»)

Вроде бы вы вчера отлично отдохнули, но… после такого «отдыха» мозг нуждается в настоящем отдыхе, ведь  у вас ухудшилось внимание, появилась  рассеянность, вы можете забыть  выполненные действия или то, что надо было сделать, и главное – какая-то внутренняя леность, нежелание думать, делать,  вообще чем-то заниматься.  Но ведь в точности то же самое отмечается при травмах, утомлении и переутомлении.  Так что же  это за «отдых», оставляющий после себя ощущение измотанности, перегрузки?

Иногда этим неярко выраженным признакам удаётся спрятаться за продолжительным глубоким сном, отчего создаётся ложное  впечатление, будто бы умеренная выпивка не принесла никакого вреда.  На самом же деле вы просто не заметили разрушительного действия алкоголя, или же не придали значения нерезко выраженному недомоганию, а если и заметили, то сознаваться в этом даже самому себе как-то  не  очень хочется…

Выкуренная сигарета оставляет после себя какую-то тяжесть в ногах, стеснение в груди,  другие неясные ощущения неприятного свойства, тоже вроде бы не очень явно выраженные.  Они проистекают от воздействия табачных ядов, бьющих в том числе по сосудам сердца, мозга, ног.  Для всех органов и тканей такое воздействие является  по сути настоящей травмой, поэтому  при сосудистых заболеваниях врачи настоятельно требуют от  заболевших прекращения курения. Вспоминается один случай  произошедший в 2015 году в армии Донецкой народной республики. Молодой парень, которому не было ещё и тридцати лет, неудачно спрыгнул с борта армейского «Урала», повредив себе ногу.  Вместо выздоровления ему со временем делалось всё хуже: сначала он просто прихрамывал, потом ходил с палкой,  затем вынужден был передвигаться уже на костылях. Парня пришлось отправить в госпиталь, где ему ампутировали ногу.  У него оказалась тяжёлое заболевание — облитерирующий эндоартериит, суть которого сводится к чрезмерному сжатию  кровеносных сосудов, отчего ткани ног начинают сначала багроветь и отекать, потом синеть, а  далее чернеть и отмирать.  Табакокурение резко утяжеляет течение этого заболевания. В данном случае совпало сразу несколько неблагоприятных обстоятельств: на имеющуюся болезнь  наложилась механическая травма от прыжка,  вдобавок дело усугубилось  воздействием табачных ядов, ведь парень много курил. Такое сочетанное неблагоприятное воздействие привело к потере бойца, к его инвалидности на всю оставшуюся жизнь. Не последнюю роль сыграл здесь и алкоголь, которым боец «баловался» наравне со всеми. После кратковременного расширения алкоголь  надолго  сужает  кровеносные сосуды, вместе с табаком делая течение болезни более злокачественной.  Будь это вредоносное воздействие  явным, его удалось бы заметить, распознать, принять против него своевременные меры. Но алкоголь с табаком подтачивают ваше здоровье потихоньку, подтачивают так, чтобы вы как можно дольше не могли заметить неладного… Имеющаяся в описанном случае болезнь  облитерирующего эндоартериита сделала это воздействие явным, но ведь и без неё ваши органы испытывают на себе то же самое разрушительное воздействие.

БОльшие количества спиртного вызывают рвоту, приходящую как во время опьянения, так и  мучающую на следующий день после сильной пьянки.  Вообще причины рвоты могут быть очень разными, но в любом случае она вызывается раздражением находящегося в мозгу рвотного центра.  При значительной механической черепно-мозговой травме на рвотный центр воздействует  повышение внутричерепного давления.  В случае с алкоголем можно, конечно, сослаться на пищевое отравление, но… этот  признак травмирования мозга полностью совпадает в обеих случаях: и тяжёлое опьянение, и тяжёлая черепно-мозговая травма сопровождаются рвотой.   Часто сопровождаются тошнотой, легко переходящей в рвоту, и первые пробы табака.

Однако отдельно взятый признак ещё не может служить основанием для каких-то всеобъемлющих  выводов, как  отдельный мазок краски не может передать всей картины, написанной художником, поэтому посмотрим на другие признаки  серьёзной черепно-мозговой травмы. Они выражаются в дрожании рук, подавленном настроении, ухудшении памяти, снижении или полной утрате работоспособности.  Угнетённое состояние со временем может смениться повышенной возбудимостью, раздражительностью, расстройствами сна. Возможна повышенная чувствительность, непереносимость обычных, пусть и неприятных, раздражителей.

Ещё один яркий и грозный признак поражения центральной нервной системы – это  уже не ухудшение, а полная утрата памяти на события бывшие в состоянии опьянения, или же на отрезки времени связанные с получением механической черепно-мозговой травмы. Утрата важнейшего нашего свойства – памяти, всегда свидетельствует о  перенесении чего-то крайне неблагоприятного: это либо травма, либо   смертельная угроза, схватка, драка,  либо тяжёлое органическое поражение головного мозга, либо здесь было тяжёлое алкогольное опьянение.

Травмы влекут за собой и расстройства сна.  Бывшая на первых порах сонливость в последующем нередко сменяется бессонницей, ранним пробуждением и другими расстройствами, в том числе в виде одного очень неприятного и до сих пор толком не исследованного явления, именуемого «частичным просыпанием» или «сонным параличом» о котором следует рассказать отдельно.     Пока же обратим внимание, что все перечисленные признаки в равной мере присущи как  последствиям  черепно-мозговой травмы средней тяжести, так и последствиям   длительного употребления алкоголя. Особо надо выделить здесь дрожание рук. Оно возникает из-за поражения двигательных центров мозга, ведающих  распределением мышечного напряжения.

Могут ли дрожать руки у совершенно здорового, не подверженному действию травмы или алкоголя, человека?  Конечно, могут! Такое случается при перенапряжении духовных и физических сил, случающихся, например, во время схватки с противником. Однако точно так же дрожат руки у пьющего,  бывает такое дрожание и после тяжёлых сотрясений мозга. Дрожание  рук отличается чрезвычайной стойкостью,  оно может держаться месяцами после полного прекращения употребления алкоголя. Если после  драки дрожь в руках проходит спустя час-другой, то после тяжёлых травм мозга она может остаться на всю оставшуюся жизнь.  А вот теперь, обратив внимание на этот характерный признак поражения центральной нервной системы, я  попрошу вас вспомнить о пресловутом снятии стресса алкоголем. Ведь именно так чаще всего оправдывается добровольное нанесение самому себе настоящей химической травмы головного мозга: для снятия стресса.  Снятия стресса, сопровождаемого  признаками крайнего перенапряжения мозга?  Снятие стресса, сопровождаемого признаками перенесения смертельной угрозы? Успокоить себя так, чтобы потом месяцами руки дрожали? Что же это за «успокоение», позвольте вас спросить!? Об истинном характере такого «снятия стресса» говорят и другие признаки, помимо описанной, выражаясь научным языком, неврологической симптоматики. Это муторность на душе, безотчётная тревога, порой переходящая в животный страх в состоянии похмелья. Это  драки и убийства совершённые в состоянии опьянения. Это  гложущее совесть чувство вины,  даже если  пьянка прошла вроде бы благополучно. И всё это называется снятием стресса???

Отметим здесь и ещё одну очень существенную черту. Для успокоения души издавна существует целый ряд особых лекарств. В медицинской практике  снятие похмелья  достигается применением некоторых из них. Так в чём же тогда заключается «успокаивающее» действие   алкоголя, если последствия такого, с позволения сказать, «успокоения»,  требуют применения настоящих успокаивающих средств?

Похмелье часто сопровождается повышенной потливостью, которая в свою очередь так же служит признаком или физической, или психической перегрузки, или перегрузки иммунной системы. Кожа с потовыми железами служит у нас и органом выделения, а введение алкогольного яда требует удаления его и продуктов его распада. Нагрузка на основной орган выделения – почки, от этого возрастает,  почкам приходят на помощь потовые железы… Конечно, это очень упрощённое рассуждение, но тем не менее оздоровительное действие водных процедур при похмелье общеизвестно.

Далее перейдём  к ещё более тяжёлым случаям травм. Они могут привести к судорожным припадкам и снижению умственных способностей вплоть до слабоумия. И то и другое в равной степени присуще как последствиям тяжёлых механических  повреждений головного мозга, так и последствиям длительной алкоголизации. В обеих случаях эти признаки появляются спустя длительное время и говорят о тяжёлом поражении центральной нервной системы. Если судорожные припадки ещё могут иногда  миновать, не оставив после себя  ярко выраженных последствий, то слабоумие является необратимым в обоих случаях: клетки головного мозга погибают как от сильного механического воздействия, так и при тяжёлом химическом  отравлении мозга спиртом. О гибели нейронов под действием спирта науке было известно очень давно,  эта простая истина подтверждается и современными научными исследованиями.

Таким образом, и воздействие алкоголя, и механические черепно-мозговые травмы оказывают сходное разрушительное влияние на головной мозг.  Близко к ним стоят и другие поражающие факторы: опухоли, тяжёлые сосудистые заболевания центральной нервной системы,  отравления другими, помимо алкоголя, ядами. Все они так же сопровождаются описанными здесь признаками, либо значительной их частью, но  коварство отравления этиловым спиртом заключается в наличии первоначальной фазы отравления, воспринимаемой как приятной, во время которой опасность и ядовитость вещества не ощущается. Отсюда вытекает сколь простой, столь же и очевидный вывод:

Алкогольное опьянение – это химическая травма головного мозга. 

О длительности её последствий,  о том, как быть с ними, рассказано здесь.

Из письма соратницы:

«Отходняки мои — что-то жуткое…  первый день я вообще подняться не могу с кровати. Одна лишь мысль об алкоголе, а не то, чтоб опохмелиться,   заставляет почти умирать. Ни есть, ни пить даже простую воду  не могу вообще, ужасная тошнота целые сутки. На вторые — физически становится немного легче, но давит апатия, депрессия. Понемногу начинаю есть, но всё равно  еда почти не лезет. На третьи сутки —  тупость в голове, головокружение и угрызения совести. Противно даже в зеркало на себя взглянуть. В общем, до конца только через дней пять отхожу. Несколько раз, когда вставал вопрос — пить или не пить, зная, что как всегда не смогу вовремя остановиться, и представляя все «прелести» следующих дней, я говорила себе — ну его нафиг! — и не пила. Наутро вставала счастливая и живая.»

Где бы не заходила речь об алкоголе, неизменно идёт смешение понятий отравления и похмелья. Что же происходит с человеком на следующий день после принятия дозы спиртного, когда опьянение заканчивается?
Вот человек впервые в жизни принял изрядную дозу алкоголя. Ему будет очень плохо, и на следующий день тоже будет невыносимо скверно. Вот человек, втянувшийся уже достаточно глубоко в употребление спиртного, имеющий, так сказать, стаж и опыт общения с алкоголем. Ему так же дурно и плохо после обильных возлияний. И вот человек, дошедший уже до физической зависимости от алкоголя, до появления явных проблем от его употребления. И ему ужасно плохо от выпитого.

Все эти состояния после принятия яда очень часто называют одним словом — похмелье, или по-научному  абстиненцией. Но на самом деле это совершенно разные состояния, не взирая на их тяжесть во всех упомянутых случаях. Главное их отличие в том, что  настоящее похмелье, или абстиненция, развиваются уже в достаточно далеко зашедших случаях алкогольной зависимости, когда дело доходит до  физической  потребности в спирте. Тут приём небольших доз спиртного почти полностью снимает всю тяжесть похмелья.

Однако гораздо чаще в нашей жизни испытывают лишь последствия обильного возлияния, не имея  физической зависимости от алкоголя. Здесь по миновании опьянения наступают последствия принятия спиртного — так же очень дурное, тягостное состояние, но не поддающееся снятию небольшими дозами алкоголя. Назовём его условно дурнотой. Невообразимая путаница в этом вопросе привела к порождению широчайшего и вреднейшего заблуждения — мнению, что дурнота снимается повторными приёмами спиртного. Оно бытует настолько широко, что встречается порой даже среди врачей-наркологов, да что там врачей — научные исследователи порой не видят здесь разницы! В результате любой отравившийся алкоголем, даже школьник — уже убеждён, что «лечиться» надо тем же, то есть похмеляться.

И вот принявший накануне солидную дозу алкоголя и испытывающий на следующий день тяжкие физические и душевные  муки, пытается от них избавиться. Как? Известно: всё тем же спиртным. Помните, ещё Булгаков словами Воланда писал в незабвенной «Мастер и Маргаритта»: «….лечить подобное подобным. Единственно, что вернёт вас к жизни,  это две стопки водки…..».

Оставляя в стороне несомненные художественные достоинства произведения, зададимся простым вопросом: какие ещё виды отравлений лечатся повторными введениями того же яда? Увы, но незабвенное  «лечить подобное подобным» на самом деле действенно только для наркотиков, да и то с большими оговорками. Во всех остальных случаях отравлений вызвавший их яд возможно скорее и полнее удаляется из организма, а не вводится в него повторно.  Ну, а если всё же совершить насилие над здравым смыслом и собственным телом, то что же из этого получится?

Итоги такого действа мы с вами увидим далее, а пока же усвоивший идею несчастный наш современник, едва унимая позывы рвоты, вливает в себя спиртное, ждёт облегчения,  —  а его нет. Но понятие диктует:

— Должно быть легче! Повтори приём!

Повторил — дурнота смешалась с какой-то мутью, чем-то напоминающей опьянение. И так как лучше всё равно не стало,  отчаяние и вопль души становятся непереносимыми. Но ведь должно же полегчать! Дай-ка ещё… и так до тех пор, пока не разовьётся новое тяжёлое опьянение.

А на следующий день опять та же дурнота, это состояние какой-то ужасной внутренней омертвелости  из которого хочется вырваться любой ценой… Любой ценой? Мы за ценой не постоим!

Описанный сценарий, ставший  к сожалению теперь хорошо знакомым многим нашим соотечественникам, ошибочно понимается как тяга к алкоголю. На самом же деле тяги как таковой здесь нет, а возникает это явление   потому, что хочется  как-нибудь отделаться от тяжёлых, неприятных ощущений.  В итоге получается  порочный круг: принял алкоголя – плохо на следующей день – надо снять дурноту. Так начинается запой, который, если говорить строго научно, ещё не является истинным запоем, как и переживаемая дурнота не является здесь настоящим похмельем. Когда возможности «продолжения банкета» оказываются исчерпанными, этот запой обрывается и приходит внутренняя опустошённость – этакая унылая безжизненная пустыня в душе, от которой опять же становится невыразимо тягостно. Чтоб от неё избавиться, нам подсовывается всё тот же алкоголь…

Следует отметить и ещё одно важное обстоятельство: с годами отравление алкоголем переносится всё тяжелее и тяжелее. По молодости последствия алкогольного отравления могут иногда не ощущаться вовсе, что отнюдь не отрицает разрушительного действия алкоголя как такового. С годами, когда силы организма начинают убывать во всех отношениях,  отравление алкоголем становится всё более мучительным, что вкупе с предрассудками о необходимости «лечения» похмелья повторными приёмами отравы, может лишь ускорить падение в пропасть зависимости.

В отличие от настоящего похмелья (абстиненции) дурнота для  избавления от неё требует приёма БОЛЬШИХ доз спиртного, таких, чтобы развилось новое опьянение заглушающее эту самую дурноту.

В более далеко зашедших случаях возникает физическая зависимость от алкоголя, представляющая собой изуродованную биохимию организма при которой  опохмеление МАЛЫМИ дозами как бы приводит человека «в норму», на время  снимая абстиненцию.

Таким образом, настоящее похмелье (абстиненция) — это состояние после приёма алкоголя развивающееся по миновании опьянения, оно снимается повторным приёмом МАЛЫХ доз спиртного и отмечается в глубоких стадиях алкоголизма, когда развилась уже физическая зависимость от этилового спирта.

Итак, «опохмелка» помогает лишь в тяжёлых, далеко зашедших случаях, когда  алкогольная зависимость развилась до своей полной картины. Но и тогда эта «помощь» напоминает удовольствие узника от прогулок в тюремном дворе, за которыми неизменно следует тёмная, грязная,  холодная и сырая тюремная камера алкогольной  зависимости. Главная же опасность и вред  рассматриваемого заблуждения заключаются в том, что попытки снять последствия приёма спиртного самим спиртным резко ускоряют развитие алкоголизмии, приводя дело уже  к ярко выраженной беде. «Лечение» алкоголем ведёт в конце концов к физической зависимости от него — «лекарство» начинает действовать, когда развиваются уже истинное похмелье и истинные запои. Неразбериха в этой стороне дела является важной причиной повсеместного распространения  алкогольной зависимости. Как знать, не будь этого всеохватного суеверия, не был бы наверное так распространён и алкоголизм.

Таким образом, и дурнота и похмелье являются проявлениями отравления организма алкоголем, но если дурнота возникает всегда, то похмелье (абстиненция)  приходит лишь в запущенных случаях и свидетельствует о глубоком погружении в зависимость от алкоголя.

Лучшая защита от описанных явлений — трезвость.  Но как же быть тем, кто накануне «перебрал»? Не пытайтесь похмеляться – малые дозы вам всё равно не помогут, большие – приведут к повторному, ещё более тяжело протекающему, опьянению. Если уж так случилось, что вас угораздило «перебрать», то лучше используйте простые народные средства: огуречный рассол, ванны, ещё лучше – баня, обильное питьё. Дурнота от выпитого со временем покинет вас сама, и это время будет тем продолжительнее, чем дольше вы употребляли спиртное  накануне. Здесь примерный расчёт таков: сколько дней подряд человек пил, столько же трезвых дней надо и для относительного восстановления организма от последствий химических атак. Устранению дурноты способствует физическая активность, в то время как пассивное времяпрепровождение лишь затягивает процесс восстановления. Быстро снять эту дурноту может лишь квалифицированное медицинское вмешательство, а имеющиеся в свободной продаже средства «от похмелья» оказываются как правило,  малоэффективными.

Если же вы замечаете значительное облегчение от приёма небольших доз алкоголя, то это тревожный признак, говорящий о глубоком погружении в зависимость и необходимости принятия срочных мер.

В заключение приведём несколько строк из  дневника соратницы:

«Свой организм нужно слушать и слышать больше, чем советы бывалых людей. Себя, истинного, нужно уметь слушать, игнорируя происки внутреннего врага – зависимости. На утро после принятия алкогольного яда организму плохо, он сигнализирует об этом всеми доступными ему способами. Однако вместо того, чтобы прислушаться к нему, мы идём на поводу нашего алкогольного врага, который шепчет, призывая в союзники людей, давно травящихся, — надо выпить, надо похмелиться! Я же буду слушать свой организм, он мой верный друг, я буду делать всё для того, чтобы ему было хорошо.»